Как опровергать типовые доводы налоговой инспекции при применении ст. 54.1 НК РФ по взаимоотношениям налогоплательщика с «фирмами-однодневками»

Как опровергать типовые доводы налоговой инспекции при применении ст. 54.1 НК РФ по взаимоотношениям налогоплательщика с «фирмами-однодневками»

Истребование документов вне рамок проверки: представлять или нет?

В последнее время налогоплательщики все чаще и чаще сталкиваются с проблемой, когда налоговый орган направляет в их адрес Требование о предоставлении документов и информации вне рамок налоговой проверки, ссылаясь на ст. 93.1 НК РФ.

Возникает вопрос: «А что это такое?»

Есть камеральные налоговые проверки. Вроде все понятно. Истребовать документы в этом случае могут.

Есть выездные налоговые проверки. Здесь тем более могут истребовать.

А что это за форма такая «вне рамок налоговой проверки?»

Как реагировать на такое требование? Представлять документы и информацию или нет?


Забегая вперед скажу, что истребование документов вне рамок налоговой проверки — это фактически предпроверочный анализ деятельности компании, когда налоговики только собирают документы о компании и пока еще не приняли решение о проведении в отношении компании проверки (выездной или камеральной).

Так представлять или не представлять документы и информацию?

Предусмотрена ли ответственность за непредоставление документов вне рамок налоговой проверки?

Ответственность предусмотрена.

Это статья 126 НК (200 рублей за каждый непредставленный документ), а за неправомерное несообщение (несвоевременное сообщение) истребуемой информации — ст. 129.1 НК — штраф 5 000 рублей.

Итак, есть право налогового органа истребовать документы и информацию вне рамок налоговой проверки, есть штраф.

Но что это за процедура «вне рамок налогового контроля»? Не получается ли так, что теперь налоговики могут в любой момент запросить у налогоплательщика любые документы и проводить вне рамок налоговой проверки фактически камеральную или выездную?

Давайте вместе прочитаем ч. 2 ст. 93.1 НК РФ: в случае, если вне рамок проведения налоговых проверок у налоговых органов возникает обоснованная необходимость получения документов (информации) относительно конкретной сделки, должностное лицо налогового органа вправе истребовать эти документы (информацию) у участников этой сделки или у иных лиц, располагающих документами (информацией) об этой сделке.


Ключевые слова: «обоснованная необходимость», «получение документов (информации) относительно конкретной сделки».

Еще раз: исключительный характер, обоснованная необходимость и конкретная сделка.

То есть в Требовании должно быть указано при проведении какого мероприятия налогового контроля возникла необходимость в представлении документов (информации), а при истребовании информации относительно конкретной сделки указываются также сведения, позволяющие идентифицировать эту сделку.

И как эти признаки определить на практике? Обратимся к критерию истины — судебной практике.

Вот Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2021 по делу N А27-12135/2021.

Предприятие отказалось предоставить по запросу документы. Налоговый орган привлек предприятие к ответственности в виде штрафа.

Суд вынес решение: требование частично удовлетворено, поскольку решение и требование, принятые инспекцией, не соответствуют положениям НК РФ, в первоначальном требовании о предоставлении документов не указано, в рамках какого мероприятия налогового контроля истребуются документы и в связи с чем запрашивается информация в отношении юридического лица, поименованы конкретные документы, а не информация относительно сделки, которая может быть истребована вне рамок налоговой проверки.

Обратите внимание, что сказал, суд: «… поименованы конкретные документы, а не информация относительно сделки…»

А вот другой случай: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 05.04.2021 N Ф09-535/18 по делу N А50-23230/2021.

Здесь так же налогоплательщик получил требование представить первичные документы по сделкам с контрагентом.

Не представил. Его привлекли к ответственности. Обжаловал.

В удовлетворении заявления налогоплательщика отказано, суд сделал вывод: у налогового органа вне рамок налоговой проверки возникла обоснованная необходимость получения информации относительно сделок контрагента налогоплательщика, требование содержит необходимые сведения, позволяющие определить мероприятия налогового контроля и идентифицировать информацию по запрашиваемым сделкам.

Также в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.02.2021 N Ф04-7101/2021 по делу N А75-6717/2021 сделан следующий вывод о том, что при истребовании документов (информации) налоговый орган в соответствующем требовании (поручении) должен указать, в рамках какого именно мероприятия налогового контроля (налоговая проверка или иное конкретное мероприятие налогового контроля) запрашиваются документы, а при истребовании документов вне рамок налоговой проверки — также обозначить идентификационные признаки конкретной сделки, в отношении которой требуется представление информации.

Удовлетворяя жалобу налогоплательщика суд указал, что налоговые органы не уточнили, в связи с какими проводимыми мероприятиями налогового контроля необходимо представить запрошенные документы, и, как следствие, не обосновали причину истребования документов по конкретным сделкам. Далее суд указал, что в оспариваемом требовании поименованы в том числе конкретные документы, а не информация относительно определенной сделки, которая может быть истребована вне рамок налоговой проверки.

Для полноты картины прочитаем выдержку из Постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 октября 2021 года по делу № А09-72215/2021, в котором суд очень хорошо расписал, а что собственно должно быть указано в Требования.

Вот что написал суд:

«Из содержания оспариваемого требования следует, что налоговым органом у Общества затребована информация, касающаяся деятельности ООО «Управляющая компания „БЗКПД“ относительно конкретной сделки, а именно договора от 01.09.2021 N ТД/НГ/18. Кроме того, в указанном требовании имеется ссылка на счета от N 88 от 19.10.2021, N 39 от 02.09.2021 с конкретным назначением платежа.

Также в оспариваемом требовании имеется указание на то, что необходимость в представлении информации возникла вне рамок проведения налоговой проверки.

Исходя из вышеизложенного суд обоснованно посчитал, что требование о представлении документов (информации) от 06.04.2021 N 51675 соответствует положениям статьи 93.1 НК Российской Федерации, поскольку содержит номер и дату договора (N ТД/НГ/18 от 01.09.2021), сведения о том, что оплата по договору производилась за щебень и указание контрагента ООО Управляющая компания „БЗКПД“, с которым заключен данный договор.

Все вышеуказанные сведения позволяют налогоплательщику определить мероприятия налогового контроля и идентифицировать запрашиваемую информацию. Содержание требования носит однозначный, понятный характер, что не позволяет сделать вывод о его неисполнимости или наличии каких-либо затруднений с уяснением содержания документа.

Отклоняя довод заявителя о том, что вынесение требования вне мероприятий налогового контроля противоречит закону вне зависимости от конкретизации сделки, суд апелляционной инстанции исходит из того, что право налоговых органов запрашивать информацию вне рамок проведения налоговых проверок прямо предусмотрено пунктом 2 статьи 93.1 НК РФ».

Ну, а теперь, общий вывод (при каких условиях следует представить документы, в случае, когда вы получили Требование вне рамок проведения налогового контроля):

  1. Следует оценить Требование с учетом сказанного выше на предмет его законности: оно должно быть вынесено вне рамок налогового контроля и у налогового органа должна была быть обоснованная необходимость.
  2. Далее, определить (найти) в Требовании ссылку на договор, период его заключения и указание на контрагента.
  3. Документы передаем только те, которые указаны в Требовании. Не стоит передавать документы, которые не указаны в требовании. Если же у вас требуют информацию — передаем информацию, а не документы.
  4. Необходимо сравнить перечень запрашиваемых документов, и, если ваша инспекция попросила документов побольше — передаем ровно те документы, которые указаны в первоначальном Требовании.
  5. Если у вас затребовали документы в очень большом объеме, и вы не в состоянии такой объем подготовить — пишите ходатайство о продлении срока представления документов.
  6. Если вас мучают сомнения — представлять или не представлять конкретные документы — вы можете обратиться письменно в ИФНС за разъяснением. Не стоит молчать. Лучше уточниться. И затем принять адекватное решение в соответствии со сложившейся практикой и реакцией судов.

Как опровергать типовые доводы налоговой инспекции при применении ст. 54.1 нк рф по взаимоотношениям налогоплательщика с «фирмами-однодневками»

Во многих случаях, когда претензии к налогоплательщику связаны с его взаимоотношениями с организациями, которые налоговый орган считает «фирмами-однодневками», налоговым органом используются уже готовые наработки, типовые доводы, клише о допущенных налогоплательщиком и иными лицами налоговых правонарушениях, а также определенный, стандартный ряд доказательств.

Я называю такие типовые доводы налогового органа (далее – Инспекция) «заклинаниями», «литературными штампами», так как в большинстве случаев эти доводы могут, конечно, свидетельствовать о признаках налогового правонарушения, но они не являются доказательствами состава налогового правонарушения.

Многие из типовых доводов заявляются под нужные Инспекции выводы, но на самом деле не доказывают сделанные выводы или являются предположениями, домыслами.

Инспекция, применяя типовые доводы, нередко ссылается в акте налоговой проверки на большое количество не важных, второстепенных фактов, обстоятельств, тем самым маскируя якобы имеющейся совокупностью доказательств (не доказывающих состав правонарушения) недоказанность своих выводов по главным, существенным для доказывания наличия состава налогового правонарушения фактам.

Кроме того, применяя положения ст. 54.1 НК РФ, налоговые органы зачастую исходят из того, что сформированная ранее судебная практика КС РФ, ВАС РФ, ВС РФ по налоговым спорам устарела и не подлежит применению. Однако это не так, потому что судебная практика высших судебных органов была сформирована с учетом общих положений НК РФ (общих принципов налогообложения) и общих принципов доказывания состава налогового правонарушения. Поэтому появление новой нормы в НК РФ не обесценивает судебную практику.

Получив акт налоговой проверки, налогоплательщик, в свою очередь, может противопоставить типовым доводам Инспекции типовые контрдоводы, готовые наработки возражений, которые помогут обесценить «заклинания» и «магию слов» Инспекции, не имеющие отношения к доказыванию состава налогового правонарушения.

В помощь налогоплательщикам ниже приведены типовые контрдоводы, возражения на акт налоговой проверки по одной из стандартных спорных ситуаций: Инспекция оспаривает реальность работ, выполненных для налогоплательщика (далее – Общество) организациями – контрагентами.

Приведенные возражения против типовых доводов Инспекции, оспаривающей реальность выполненных организациями – контрагентами работ, могут быть легко переделаны под ситуации спора о реальности выполненных услуг, о реальности поставки товаров.

Суть спора. По мнению Инспекции, Общество в нарушение пп.2. п. 2 ст. 54.1, ст. 252, ст. 169, п.1 ст. 171, п.1 ст. 172 НК РФ неправомерно отнесло на расходы сумму по договорам, заключённым с организациями – контрагентами на выполнение электромонтажных работ, неправомерно предъявило к налоговому вычету НДС, что привело к неуплате налога на прибыль и НДС. Инспекция посчитала, что работы выполнены не заявленными организациями – контрагентами, а иными лицами, а именно: собственными силами сотрудников самого налогоплательщика.

Инспекция заявила следующие типовые доводы, которые опровергаются следующими контрдоводами Общества:

1) По доводу Инспекции о том, что Общество имело в штате электромонтажников, и выводу Инспекции о том, что по организациям – контрагентам налогоплательщика работы на объектах выполнены не заявленными организациями-контрагентами, а собственными силами сотрудников самого налогоплательщика.

Инспекция не учла следующее:

Общество было создано с целью и осуществляло, в том числе в проверенный Инспекцией налоговый период, электромонтажные работы, а именно: монтаж и проектирование электрических сетей зданий и сооружений, а также обслуживание электрических сетей и оборудования.

В проверяемый налоговый период Общество выполняло работы по договорам с большим количеством организаций на многих объектах (зданиях).

Для выполнения работ в штате Общества числятся и работают электромонтажники.

Однако, если сравнить объем работ, проведенных Обществом в проверенный налоговый период на объектах заказчиков (акты о приемке выполненных работ по форме КС-2 и другая документация представлена в Инспекцию), и количество электромонтажников в штате Общества за проверенные годы, то видно, что электромонтажники, числящиеся в штате Общества, не могли выполнить объем работ только своими силами.

Так как электромонтажников не хватало для выполнения работ, то в проверенный налоговый период Общество заключило договоры с организациями – контрагентами, которые силами привлеченных ими электромонтажников помогли Обществу выполнить работы для заказчиков Общества. Привлечение указанных субподрядных организаций Обществом имело деловую цель.

С учетом изложенного, довод Инспекции о наличии в штате Общества электромонтажников не доказывает то, что все работы были выполнены собственными силами сотрудников Общества, а значит не доказывает факт совершения налогового правонарушения Обществом.

Реальность выполнения работ именно организациями – контрагентами подтверждена документацией о выполнении работ, представленной Обществом в Инспекцию при проверке (договоры, счета, акты и др.).

2) По доводу Инспекции о том, что работы на объектах осуществлялись не контрагентами, а собственными силами сотрудников Общества и силами физических лиц, официально не трудоустроенных, но привлеченных Обществом.

Инспекция не учла следующее:

В проверенный налоговый период Общество заключило договоры с организациями – контрагентами, которые силами привлеченных ими электромонтажников помогли Обществу выполнить работы для заказчиков Общества.

Поэтому электромонтажники, которых видели на объектах Общества, это и есть работники, привлеченные организациями-контрагентами Общества для исполнения своих обязательств по договорам с Обществом.

Тот факт, что на объекте находились работники, не числящиеся в штате Общества, подтверждает реальность выполнения работ организациями-контрагентами, опровергает довод Инспекции о возможности выполнения работ на объектах собственными силами сотрудников Общества, без привлечения субподрядных организаций – контрагентов.

Отсутствуют доказательства того, что Обществом (его должностными лицами) были привлечены к выполнению работ Общества официально не трудоустроенные лица. В Акте налоговой проверки не указано: где, кем и когда был зафиксирован этот факт, не указаны их Ф.И.О., нет сведений о том, где они работали, какую работу выполняли.

3) По доводу Инспекции о том, что у организаций-контрагентов налогоплательщика отсутствует численность сотрудников (трудовые ресурсы), необходимая для выполнения работ; по данным бухгалтерской отчетности на балансе нет основных средств, нематериальных активов (Инспекцией оспаривается возможность выполнения работ).

Инспекция не учла следующее:

Общество после соответствующей проверки, заключило с организациями – контрагентами субподрядные договоры.

Полномочиями налоговых органов по налоговому контролю за деятельностью контрагентов Общество не обладает.

Поэтому при выборе организаций-контрагентов была использована общедоступная информация, в том числе из сети Интернет. В частности, сервис на сайте ФНС России www.nalog.ru, сервис в системе «Контур-Экстерн», которая предназначена для быстрой и полной проверки контрагента на сайте www.focus.kontur.ru, также проверялась информация об участии контрагентов в судебных спорах в картотеке арбитражных дел.

Обществом были запрошены и получены от организаций-контрагентов все документы по должной осмотрительности, об опыте выполнения работ. У организаций – контрагентов имелась страница (сайт) в сети Интернет.

Кроме того, вступая в гражданские правоотношения с поставщиками товаров (работ, услуг), Общество исходит из необходимости привлечения контрагентов, цены товаров (работ, услуг), других условий договоров, которые устраивают Общество в определенный период времени. Условия договора определяются по усмотрению сторон (ст. 421 ГК РФ). Исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон (ст. 424 ГК РФ).

Часть работ в соответствии с условиями договоров оплачивалось Обществом после их выполнения, что также подтверждает разумность Общества при вступлении в гражданско-правовые взаимоотношения с организациями – контрагентами.

Привлечение подрядчиками для выполнения работ сторонних организаций субподрядчиков – это достаточно распространенный обычай делового оборота (ст. 5 ГК РФ). Гражданское и налоговое законодательство не содержит на это запрет.

Сейчас ищут техподдержку:  Пример договора оказания услуг по техническому обслуживанию и поддержке веб-сайта

Согласно п. 5 ст. 10 ГК РФ, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Непосредственно Общество несет предпринимательский риск неисполнения контрагентами своих договорных обязательств. Предпринимательский риск Общества заключается в возможных убытках, но исключительно самого Общества.

Для выполнения электромонтажных работ нужны работники-электромонтажники (с обычными рабочими инструментами) и не требуются основные средства (стоимостью более 40 тыс. руб.), нематериальные активы (исключительные права, патенты), как ошибочно полагает Инспекция.

Постоянно содержать в штате работников не выгодно, так как при простое (отсутствии заказа) организация вынуждена нести существенные расходы по зарплате, аренде помещений для размещения работников. Субподрядной организации гораздо экономически выгоднее после получения заказа на работы привлечь необходимые трудовые ресурсы (электромонтажников), что и, видимо, сделали организации-контрагенты.

Поэтому доводы Инспекции о том, что у организаций-контрагентов отсутствовали основные средства и нематериальные активы, трудовые ресурсы, не свидетельствуют и не доказывают:

– что организации – контрагенты заведомо не могли исполнить свои обязанности по заключенным с Обществом договорам;

– виновность (прямой умысел) Общества по ст. 54.1 НК РФ; наличие намерения на совершение правонарушения при выборе организации – контрагента по сделке.

Инспекцией не оспаривается сам факт выполнения работ, передачи их заказчикам.

При этом претензии самого Общества к организациям – контрагентам отсутствуют, работы выполнены и, что самое главное, переданы Обществом своим заказчикам. Указанное обстоятельство подтверждает, что Общество не допустило ошибку при выборе организаций – контрагентов.

Реальность финансово-хозяйственных операций Общества с организациями –контрагентами подтверждена самим фактом выполненных работ на объектах.

Предпринимательский риск и осмотрительность при заключении договоров не имеет никакого отношения к тому, что в будущем (намного позднее момента заключения договора) к некоторым субподрядчикам Общества Инспекцией могут быть предъявлены налоговые или иные претензии.

Никаких норм про «должную осмотрительность» в примененной Инспекцией ст. 54.1 НК РФ не предусмотрено.

Исходя из изложенного, факты, приведенные Инспекцией в акте налоговой проверки, не доказывают совершение налогового правонарушения Обществом (умысел на применение налоговой схемы).

4) По доводу Инспекции о том, что часть из организаций-контрагентов Общества после выполнения работ, а также на момент проведения Инспекцией налоговой проверки прекратила деятельность или была реорганизована в форме присоединения к другим организациям.

Инспекция не учла следующее:

В проверяемом налоговом периоде все организации-контрагенты Общества числились в ЕГРЮЛ, осуществляли реальную хозяйственную деятельность, сдавали в налоговые органы бухгалтерскую и налоговую отчетность.

Поэтому указанный довод Инспекции не имеет отношения к предмету доказывания состава налогового правонарушения, вменяемого Обществу, к рассматриваемому налоговому периоду.

Кроме того, прекращение деятельности или реорганизация в форме присоединения к другим организациям не является правонарушением и не имеет отношения к Обществу.

Инспекция не указала как эти обстоятельства могут доказывать состав налогового правонарушения, вменяемого Обществу.

5) По доводу Инспекции о том, что некоторые из организаций-контрагентов Общества не располагаются по адресу регистрации или зарегистрированы по адресу массовой регистрации.

Инспекция не учла следующее:

На момент выполнения работ организациями – контрагентами Обществу не было известно об указанных фактах.

Кроме того, указанные Инспекцией возможные нарушения, допущенные некоторыми из организаций – контрагентов, не доказывают нереальность выполненных работ организациями – контрагентами и совершение самим Обществом налогового правонарушения.

6) По доводу Инспекции о том, что у некоторых организаций-контрагентов отражены большие доходы от реализации (обороты многомиллионные), но они уплатили налоги в небольших (по мнению Инспекции, в «минимальных») размерах. Обороты, отраженные в налоговых декларациях, несопоставимы с оборотами по расчетным счетам.

Инспекция не учла следующее:

Довод Инспекции неправомерен, так как содержит предположение без сравнения данных организаций – контрагентов Общества с данными других сопоставимых организаций, выполняющих аналогичные виды работ.

Инспекция указывает на большие обороты организаций – контрагентов (по банковским выпискам), но не оспаривает, что организации – контрагенты предоставляли бухгалтерскую и налоговую отчетность, уплачивали налоги.

Как следует из полученных проверяющими ответов на требования о представлении информации, организации – контрагенты Общества отчитывались в проверяемый налоговый период перед налоговыми органами.

Указанное свидетельствует о том, что организации – контрагенты осуществляли реальную хозяйственную деятельность в период взаимоотношений с Обществом.

Налоговые органы не проводили выездную налоговую проверку организаций – контрагентов, поэтому отсутствуют доказательства нарушения ими бухгалтерского и налогового законодательства.

Если, например, организации – контрагенты работали, как агенты организаций, привлекавших или имеющих трудовые ресурсы, то отражение в бухгалтерском учете больших доходов и больших расходов, а также указание в налоговых декларациях небольшой суммы, полученной организациями – контрагентами прибыли, не является нарушением.

Уплата небольшой суммы налогов – не налоговое правонарушение.

Согласно п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 от 12.10.2006 г. факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды.

В рассматриваемом деле Инспекция не доказывает получение Обществом необоснованной налоговой выгоды, а доказывает совершение с прямым умыслом налогового правонарушения по ст. 54.1 НК РФ. Однако правовая позиция ВАС РФ применима, так как указывает на то, какие факты в любом случае не могут доказывать состав налогового правонарушения налогоплательщика.

Если у Инспекции имеются претензии к налоговой отчетности некоторых из организаций – контрагентов Общества, то налоговые органы вправе провести налоговую проверку в отношении тех организаций – контрагентов, которые не ликвидированы (исключены из ЕГРЮЛ) налоговыми органами (так как данные об оборотах и размере налоговых платежей были известны налоговым органам). По результатам проверок налоговые органы вправе предъявить соответствующие претензии именно к данным организациям или контролировавшим их лицам.

Возлагать налоговое бремя на Общество за нарушения, которые, возможно, допустили контрагенты (что не доказано, так как в отношении данных организаций не проводились налоговые проверки), неправомерно.

7) По доводу Инспекции о том, что некоторые организации-контрагенты налогоплательщика не представляли в налоговые органы отчетность (налоговые декларации и др.) после периода, в который они выполняли работы для Общества.

Инспекция не учла следующее:

В проверенном налоговом периоде все организации-контрагенты Общества числились в ЕГРЮЛ, осуществляли реальную хозяйственную деятельность, сдавали в налоговые органы бухгалтерскую и налоговую отчетность.

 При таких обстоятельствах Инспекцией не доказано, что организации – контрагенты не отразили в бухгалтерском и налоговом учете реализацию товаров в адрес Общества, совершили какие-либо налоговые правонарушения.

Период после выполнения работ не имеет отношения к Обществу.

При этом факт непредоставления некоторыми из организаций – контрагентов документов сам по себе может свидетельствовать о нарушении (непредоставлении документов), возможно допущенных должностными лицами этих организаций, но не более того. Могла быть и уважительная причина не предоставления документов, так как все обстоятельства непредоставления документов организацией Инспекцией не устанавливались.

Указанные Инспекцией возможные нарушения, допущенные некоторыми из организаций – контрагентов, не доказывают нереальность выполненных работ организациями – контрагентами и совершение самим Обществом налогового правонарушения.

Поэтому указанный довод Инспекции не имеет отношения к предмету доказывания состава налогового правонарушения, вменяемого Обществу за проверенный налоговый период.

8) По доводу Инспекции о том, что организации-контрагенты Общества не входят в саморегулируемые организации (СРО).

Инспекция не учла следующее:

Для выполнения работ для Общества организациям – контрагентам не нужно было входить в СРО, так как те виды работ, которые выполнялись электромонтажниками, привлеченными организациями – контрагентами, не требовали этого.

Работы электромонтажников на объектах проводились без подключенного напряжения в монтируемых электрических сетях. Свидетельство о допуске и участие организации в СРО не требуется, если работы не ведутся на особо опасных и технически сложных объектах.

На это обращал внимание проверяющих генеральный директор Общества, но его показания проигнорированы проверяющими.

Инспекция не указала в акте налоговой проверки, какие именно работы, проведенные электромонтажниками, привлеченными организациями – контрагентами, требуют участия организаций в СРО, получения свидетельства о допуске на этот вид работ.  Какой нормативный акт требует участия организации в СРО по таким работам.

Кроме того, некоторые из организаций – контрагентов состоят в СРО. Эти организации – контрагенты имеют свидетельства СРО, которые были представлены Обществу.

В соответствии со ст. 55.6 Градостроительного кодекса РФ претенденты на вступление в члены СРО должны соответствовать ряду требований как общего, так и специального характера, а соответствующие подтверждающие документы, а также последующая деятельность организации подлежат тщательной проверке. Одним из требований для выдачи соответствующих свидетельств СРО является наличие в штате определенного набора специалистов, обладающих необходимой квалификацией.

Таким образом, факт наличия свидетельства СРО у организаций – контрагентов уже сам по себе свидетельствует о выполнении требований, необходимых для ведения электромонтажных работ, а затребование такого свидетельства у контрагента – о проявлении Обществом должной осмотрительности при выборе контрагента.

9) По доводу Инспекции о том, что организации-контрагенты перечисляли полученные от Общества денежные средства на счета организаций, которые «обладали признаками «фирм-однодневок» / «технических фирм» по критерию нулевая численность сотрудников, «массовый» руководитель / учредитель, отсутствие имущества, транспортных средств, трудовых и иных активов, необходимых для осуществления финансово-хозяйственной деятельности.

Инспекция не учла следующее:

Организации – контрагенты не подконтрольны, не взаимозависимы, не аффилированы с Обществом, не контролируются Обществом.

Поэтому Общество не могло влиять на ведение хозяйственной деятельности организациями – контрагентами и не могло знать, кому и на какие цели направлялись денежные средства, принадлежащие организациям – контрагентам.

Согласно п.1 Постановления Пленума ВАС РФ РФ № 53 от 12.10.2006 г., судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

Указанная правовая позиция ВАС РФ подлежит применению, так как указывает на общие принципы налогового законодательства.

С учетом изложенного, у Общества не было оснований сомневаться в добросовестности организаций – контрагентов.

Согласно правовой позиции КС РФ, выраженной в Определении № 329-О от 16.10.2003 г., налоговое законодательство не возлагает на налогоплательщика обязанность по проверке деятельности его контрагентов, которые являются самостоятельными налогоплательщиками и несут в случае недобросовестного исполнения налоговых обязательств налоговую ответственность.

Тем более Общество не может нести ответственность за всю цепочку контрагентов и контролировать налоговую добросовестность поставщиков товаров, работ, услуг 2-го, 3-го и прочих звеньев, что подтверждается Письмом ФНС России от 23.03.2021 № ЕД-5-9/947@.

Общество, как налогоплательщик, не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Таким образом, указанный Инспекцией довод не может доказывать совершение Обществом налогового правонарушения.

10) По доводу Инспекции о том, что по некоторым из организаций – контрагентов Общества имеет место пересечение контрагентов 2-го звена.

То обстоятельство, что по некоторым из организаций – контрагентов Общества имеет место пересечение контрагентов 2-го звена не может служить основанием для доначисления Обществу налогов. Организации – контрагенты Обществу не подконтрольны. При этом пересечение хозяйственных связей организаций, работающих на одном рынке, является обычным в предпринимательской деятельности. Сам факт такого «пересечения» не доказывает совершение налогового правонарушения.

11) По доводу Инспекции о том, что при анализе выписок по счетам организаций-контрагентов Инспекцией не были выявлены платежи по операциям, свидетельствующим о ведении реальной хозяйственной деятельности, такие как: выплата заработной платы сотрудникам, платежи за услуги телефонии, канцелярские товары.

Инспекция не учла следующее:

Указанные Инспекцией факты не соответствуют фактическим обстоятельствам.

Из банковских выписок по организациям-контрагентам Общества видно движение денежных средств, осуществление реальной хозяйственной деятельности (закупались и реализовывались товары, работы, услуги; осуществлялись арендные и другие платежи).

Канцелярские товары электромонтажникам для работы не нужны. 

О реальности хозяйственной деятельности организаций – контрагентов свидетельствуют значительные обороты и, самое главное, то, что все доходы (в том числе, денежные средства, полученные от Общества) отражены в бухгалтерском учете организаций – контрагентов.

Налоговая отчетность за проверенный налоговый период предоставлялась организациями – контрагентами в налоговые органы.

Реальность или не реальность выполненных работ, ведение или не ведение реальной хозяйственной деятельности организациями – контрагентами доказывается не назначением платежей в платежных поручениях (в сведениях из банковской выписки), как ошибочно посчитала Инспекция, а выполнением или не выполнением работ, которые доказываются совсем иными документами: договорами, актами приемки работ, определением фактического объема реально выполненных работ.

12) По доводу Инспекции о том, что Инспекцией не выявлены платежи организаций-контрагентов налогоплательщика в адрес возможных организаций субподрядчиков, которые могли бы оказать электромонтажные работы.

Инспекция не учла следующее:

То обстоятельство, что отдельные организации – контрагенты в платежных поручениях в графе «назначение платежа» не указали на такие платежи как: платежи за работы, за оплату работы электромонтажников и др., может быть только предположением Инспекции о нарушениях, возможно допущенных некоторыми организациями – контрагентами, но не доказательством нарушения налогового законодательства Обществом (использования Обществом схемы минимизации налогообложения путем использования фирм – «однодневок»).

При этом работу могли выполнить по поручению организаций – контрагентов другие субподрядные организации.

Организации субподрядчики, привлеченные организациями – контрагентами для выполнения своих обязательств перед Обществом, могли дать указание организациям – контрагентам перечислить платежи не на свой расчетный счет, а на счет иных, третьих лиц (указанных ими организаций) в рамках своих обязательств перед ними.

В назначении платежа в платежном поручении может быть указано кратко: «оплата по договору».

Сейчас ищут техподдержку:  Техническая поддержка и развитие сайтов

Уступка и переуступка прав по договорным обязательствам, указания перечислить причитающиеся денежные средства третьим лицам (оплата за третьих лиц) – распространенный обычай делового оборота (ст. 5 ГК РФ).

Кроме того, приведенный довод Инспекции не имеет отношения к доказыванию главного факта (состава налогового правонарушения, вменяемого налогоплательщику на основании ст. 54.1 НК РФ): выполнению (или не выполнению, как утверждает Инспекция) организациями – контрагентами работ по договорам с Обществом.

13) По доводу Инспекции о том, что некоторые из генеральных директоров / учредителей организаций-контрагентов налогоплательщика не явились на допрос или указали на допросах, что не учреждали и/или не руководили организациями-контрагентами, не подписывали документы по взаимоотношениям с налогоплательщиком, им не знаком налогоплательщик.

Инспекция не учла следующее:

Сам по себе факт неявки в Инспекцию физического лица не доказывает уклонение этого лица от явки. Причины неявки и, тем более, мотивы неявки физического лица Инспекцией не установлены. Лицо могло не явиться по уважительным причинам: нахождение в отпуске, болезнь и др.

Таким образом, утверждение Инспекции и сделанные Инспекцией выводы на основании факта неявки отдельных физических лиц в Инспекцию являются не основанными на фактических обстоятельствах умозаключениями, без доказательственными утверждениями.

То, что не допрошены многие из учредителей, директоров и другие лица, свидетельствует о неполноте проведенной налоговой проверки, но не является доказательством совершения Обществом налоговых правонарушений.

По доводу Инспекции о том, что некоторые из документов от организаций-контрагентов Общества подписаны не установленными лицами.

По мнению Инспекции, договоры и первичные документы, подписанные не уполномоченными лицами, не могут быть признаны документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ, подтверждающими понесенные налогоплательщиком расходы для целей налогообложения.

Инспекция не приняла во внимание следующее:

Очевидно, что генеральным директорам организаций – контрагентов, к которым имеются претензии налоговых органов в связи с допущенными нарушениями законодательства, выгодно отрицать свою причастность к их деятельности, так как, в противном случае, им грозит уголовная и иная ответственность.

Экспертизу подписей на документах (договорах, счетах-фактурах, первичных документах) Инспекция не проводила.

С учетом изложенного, является предположением вывод Инспекции о том, что некоторые из документов от организаций – контрагентов подписаны не установленными лицами.  Этот факт не доказан Инспекцией.

Без экспертного заключения по подписям на документах нельзя сделать однозначный вывод: подписывались документы указанными лицами или нет.

Действующее законодательство не возлагает на налогоплательщика, для которого выполняют работы организации – контрагенты, обязанности установления подлинности подписи на документах, принимаемых к бухгалтерскому и налоговому учету. Это и невозможно, так как это могут сделать только эксперты.

Государственная регистрация организаций – контрагентов не признана недействительной, организации – контрагенты, выполнившие работы не исключены из ЕГРЮЛ по этому основанию. При таких обстоятельствах нет оснований для вывода о том, что организации – контрагенты не обладали правоспособностью и не могли осуществлять хозяйственную деятельность.

Уполномоченными лицами при государственной регистрации юридического лица могут являться лица, осуществляющие руководство организацией, учредители, иные лица, действующее на основании доверенности или иного полномочия, предусмотренного федеральным законом. Подпись заявителя на заявлении в регистрирующий орган должна быть нотариально удостоверена.

Допрос нотариусов, удостоверивших подписи на заявлениях о государственной регистрации организаций – контрагентов, Инспекцией не проводился.

Кроме того, заявляя довод о том, что документы, подписанные от организаций – контрагентов подписаны не уполномоченными лицами, а значит не могут быть приняты к налоговому учету Обществом, Инспекция не приняла во внимание следующее.

Сложившаяся судебная практика исходит из того, что отрицание генеральным директором контрагента факта подписания первичных учетных документов от имени этого контрагента либо подписание первичных учетных документов иным лицом, чем то, которое значится руководителем в учредительных документах контрагента, само по себе не означает, что налогоплательщик, вступивший в хозяйственные отношения с этим контрагентом, получил необоснованную налоговую выгоду. Налоговый орган должен доказать, что в действительности хозяйственные операции не совершались (постановления Президиума ВАС РФ № 15574/09 от 09.03.2021, № 18162/09 от 20.04.2021, № 15658/09 от 22.03.2021).

Также в письме ФНС России от 23.03.2021 № ЕД-5-9/547@ «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды» отмечено, что установление по результатам налоговой проверки факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя, путем проведения допросов и почерковедческих экспертиз не является безусловным и достаточным основанием для вывода о не проявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной.

В рассматриваемом деле Инспекция не доказывает получение Обществом необоснованной налоговой выгоды, а доказывает совершение с прямым умыслом налогового правонарушения по ст. 54.1 НК РФ. Однако правовые позиции ВАС РФ и ФНС России подлежат применению, так как указывают на то, что такие факты в любом случае не могут доказывать состав налогового правонарушения налогоплательщика.

14) По доводу Инспекции о том, что генеральный директор Общества на допросе затруднился ответить на ряд вопросов по взаимоотношениям с организациями-контрагентами, в частности: дал показания о том, что не помнит подробностей о том, кто из руководителей организаций-контрагентов и когда познакомился с ним лично; не согласовывал субподрядчиков с заказчиками; не помнит оборот денежных средств по взаимоотношениям с контрагентами; не помнит, кто передавал ему акты по форме КС-2 и КС-3 и ведомости выполненных работ, Ф.И.О. и контактные данные сотрудников контрагентов.  

Инспекция не учла следующее:

Допросы проведены Инспекцией намного позднее проверенного налогового периода.

Любое физическое лицо, занимающее руководящую должность, любой среднестатистический человек без заранее представленных Инспекцией вопросов не сможет без затруднений, без подготовки и изучения документации дать подробные показания на допросе в Инспекции по событиям, которые происходили много лет назад.

Тактический прием внезапности задаваемых на допросе вопросов, примененный Инспекцией, не привел и не мог привести к установлению обстоятельств, подлежащих установлению при проведении Инспекцией налоговой проверки налогоплательщика.

Воспользоваться документами Общества за проверенный налоговый период проверяющие генеральному директору не предложили.

При этом, как следует из допросов всех иных лиц, генеральный директор являлся не номинальным, а реальным руководителем и учредителем Общества.

При таких обстоятельствах указанный довод Инспекции не доказывает совершение Обществом налогового правонарушения. Если бы Инспекция заранее сообщила генеральному директору список интересующих ее вопросов, то получила бы ответы на них.

При этом сам генеральный директор дал на допросе показания о том, что организации – контрагенты выполняли электромонтажные работы.

15) По доводу Инспекции о том, что некоторые из сотрудников Общества на допросе в Инспекции указали, что им не знакомы организации-контрагенты (несколько электромонтажников), что субподрядные организации не привлекались и они не видели работников организаций-контрагентов Общества на объектах.

Инспекция не учла следующее:

Как и при допросе генерального директора Общества, при допросе сотрудников Общества Инспекция не учла, что дать подробные показания на допросе в Инспекции по событиям, которые происходили много лет назад, невозможно.

Поэтому некоторые из сотрудников Общества и дали такие показания.

Однако другие сотрудники Общества показали на допросах, что им знакомы организации – контрагенты, они видели электромонтажников, привлеченных для выполнения работ организациями – контрагентами.

Работа на таких больших объектах, как здания, а также на разных стройках и в разное время связана с большим количеством лиц, которые работник может увидеть или не увидеть.

Если сотрудник занят выполнением своих непосредственных обязанностей, а не наблюдением за другими лицами, то он может не обратить внимание на других лиц, работающих на объекте.

Инспекцией допрошены только несколько работников из большого количества электромонтажников. Поэтому кто-то мог что-то и не увидеть, не вспомнить.

Кроме того, редко какое общество (организация) имеет возможность каждому работнику (в том числе привлеченному не по трудовому, а по гражданскому договору) выдать форменную одежду, на которой указан логотип этого общества (организации). Это экономически не выгодно, да и не нужно, тем более, если эти работники не в штате общества (организации).

Например, московское метро всем своим сотрудникам предписывает носить форменную одежду. Сотрудников МЧС можно уверенно идентифицировать по форме и по фамилии.

В отличие от указанных лиц, проверяющие из Инспекции и многие другие сотрудники Инспекции не носят форменную одежду налоговых органов. Однако это не значит, что они не работают в Инспекции.

Электромонтажники, привлеченные на основании гражданско-правовых договоров организациями – контрагентами, специальную форму, с названием организации, и бейджики с их Ф.И.О. не носили.

Поэтому некоторые из работников Общества могли их не идентифицировать как работников организаций – контрагентов.

Кроме того, как следует из обычаев ведения предпринимательской деятельности, как правило, на практике происходит следующее: привлеченных работников сторонних организаций часто выдают за своих работников или не афишируется, что к работам привлечены сторонние работники.

Такие действия исполнителей работ не являются основанием для претензий со стороны заказчиков в рамках гражданских правоотношений в ситуации, когда заказчик принял работы и не имеет к ним претензий, так как важным, существенным является то, что работы выполнены, а не форма работника и принадлежность к конкретной организации.

Даже выдача сторонних работников за своих не является налоговым правонарушением. Налоги исчисляются и уплачиваются исходя из фактов хозяйственной деятельности. В рассматриваемом случае Общество воспользовалось помощью сторонних электромонтажников, привлеченных организациями – контрагентами. Поэтому искажение фактов хозяйственной деятельности Общества отсутствует.

При этом следует отметить, что работники Общества видели на объектах Общества работающих сторонних электромонтажников, что не оспаривается и самой Инспекцией.

Только Инспекция ошибочно и бездоказательно предполагает, что это электромонтажники, привлеченные генеральным директором без надлежащего оформления трудовых взаимоотношений, хотя, на самом деле, это были электромонтажники, привлеченные организациями – контрагентами Общества. 

16) По доводу Инспекции о том, что субподрядные организации не согласовывались с заказчиками налогоплательщика, как субподрядные организации.

Инспекция не учла следующее:

Даже если согласиться с тем, что такое согласование было необходимо по гражданско-правовым договорам Общества с заказчиками, то все работы по обязательствам Общества приняты заказчиками, претензий с их стороны нет.

Поэтому указанное обстоятельство не доказывает совершение Обществом налогового правонарушения, так как касается взаимоотношений заказчиков и Общества по гражданско-правовым договорам и не связано с правильностью исчисления и уплатой налогов Обществом.

17) По доводу Инспекции о том, что счета некоторых организаций-контрагентов открыты в одних и тех же банках.

Инспекция не учла следующее:

Согласно п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ РФ № 53 от 12.10.2006 г. осуществление расчетов с использованием одного банка не является доказательством совершения налогоплательщиком налогового правонарушения.

Таким образом, даже наличие расчетных счетов между проверяемым налогоплательщиком и его контрагентом не является доказательством какой-либо взаимозависимости, признака налогового правонарушения. Тем более, когда, как в рассматриваемом случае, счета некоторых организаций-контрагентов открыты в одних и тех же банках.

Общество не принимало решение об открытии организациями – контрагентами счетов в банках и не контролировало движение денежных средств по счетам организаций – контрагентов.

По акту налоговой проверки Инспекция доначислила налоги на основании ст. 54.1 НК РФ. Однако правовая позиция ВАС РФ применима, так как указывает на то, что такие факты в любом случае не могут доказывать состав налогового правонарушения налогоплательщика.

18) По доводу Инспекции о том, что имеется финансовая подконтрольность некоторых организаций-контрагентов от Общества, так как большая часть выручки (30 % – 60 %), поступившая на их расчетные счета в банках, приходится на Общество.

Инспекция не учла следующее:

Само по себе перечисление Обществом денежных средств за выполненные работы организациям – контрагентам не доказывает и не может доказывать финансовую зависимость, подконтрольность организаций – контрагентов Обществу.

Выполнение и оплата заказчиком работ исполнителю работ, привлечение субподрядных организации для выполнения работ – это обычная хозяйственная деятельность, которая не может привести к возникновению подконтрольности лица, выполнившего работы от лица, для которого работы выполнены.

Даже получение обществом – контрагентом 100 % выручки от Общества означает только то, что в определенный период контрагент работал с одним (крупным) заказчиком работ, то есть не свидетельствует о каком-либо нарушении со стороны Общества.

Кроме того, из нескольких организаций – контрагентов Инспекция привела этот довод только в отношении 3 организаций – контрагентов. При этом, из указанных Инспекцией данным по трем организациям – контрагентам следует, что 30 % выручки организации не могут быть признаны, как утверждает Инспекция, большей частью выручки.

С учетом изложенного довод Инспекции является не подтвержденным доказательствами предположением.

19) По доводу Инспекции о том, что некоторые директора организаций-контрагентов работали в нескольких организациях-контрагентах.

Инспекция не учла следующее:

Работа некоторых физических лиц в нескольких организациях-контрагентах может свидетельствовать о том, что имеется возможная взаимозависимость между этими юридическими лицами.

Общество к этим лицам отношения не имеет.

Инспекция не приняла во внимание, что взаимозависимость не является налоговым правонарушением.

Указанный Инспекцией факт не доказывает совершение Обществом налогового правонарушения и не доказывает невыполнение работ организациями – контрагентами.

20) По доводу Инспекции о том, что некоторые из организаций – контрагентов не предоставили в Инспекцию документы по взаимоотношениям с Обществом по запросу – поручению Инспекции.

Сейчас ищут техподдержку:  Формы поддержки клиентов: как структурировать службу поддержки клиентов / Хабр

Инспекция не учла следующее:

Факт непредоставления другими налогоплательщиками документов по запросам налоговых органов свидетельствует только о возможных нарушениях, допущенными другими налогоплательщиками, а не Обществом.

Тем более что все документы по взаимоотношениям с организациями – контрагентами представлены в Инспекцию самим Обществом.

21) По доводу Инспекции о том, что установлено перечисление денежных средств с р/с некоторых обществ – контрагентов в адрес физических лиц.

Инспекция не учла следующее:

Общество не контролирует финансовые потоки организаций – контрагентов, не имеет к ним отношения.

Денежные средства на счетах юридического лица обезличены. Поступив на счет, денежные средства становятся собственностью владельца счета. Поэтому утверждение Инспекции о том, что организациями – контрагентами перечислялись именно денежные средства, полученные от Общества, некорректно и неправильно.

Юридическое лицо, ведя свою предпринимательскую деятельность, вправе самостоятельно распоряжаться своими денежными средствами со своего расчетного счета.

Так как организации – контрагенты не подконтрольны, не взаимозависимы, не аффилированы, не контролируются Обществом, то Общество не могло влиять на ведение хозяйственной деятельности организациями – контрагентами и не могло знать, кому и на какие цели направлялись денежные средства, принадлежащие организациям – контрагентам.

Перечисление денежных фирм с р/с юридического лица в адрес физического лица само по себе не является нарушением.

В акте налоговой проверки нет ссылки на доказательства того, что Общество (или его должностные лица), перечислив денежные средства организациям – контрагентам за работы, впоследствии их получили. Нет ссылки на доказательства того, что денежные средства, полученные физическими лицами, в последствии были получены Обществом.

Таким образом, движение средств «по кругу» с получением их самим налогоплательщиком Инспекцией не установлено.

То есть как работает «схема» и, самое главное, участие в ней Общества, где и как получена выгода от работы «схемы» именно Обществом, в акте налоговой проверки Инспекции не указано, доказательства не приведены.

Кроме того, Инспекция установила указанное обстоятельство только в отношении одной из восьми организаций – контрагентов Общества.

22) По выводу Инспекции о том, что Общество в проверяемом периоде применяло схему минимизации налогообложения, заключающуюся в использовании в финансово-хозяйственной деятельности «фирм-однодневок» («фиктивных фирм»).

Инспекция не учла следующее:

Согласно п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

В Письме от 23.03.2021 № ЕД-5-9/947@ ФНС России отмечает, что налоговым органам следует исходить из того, что об умышленных действиях налогоплательщика, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем совершения операций с проблемным контрагентом или путем создания формального документооборота с использованием цепочки контрагентов, могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику, обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников  сделки (сделок), а также (или) доказательства нереальности хозяйственной операции (операций) по поставке товаров (выполнению работ, оказанию услуг).

Вместе с тем организации – контрагенты не взаимозависимы, не аффилированы с Обществом, не подконтрольны ему. Какие-либо согласованные действия, направленные на уход от уплаты налогов, отсутствуют.

Инспекцией не установлены какие-либо факты (подтвержденные соответствующими доказательствами, материалами налогового дела), доказывающие, что Общество учредило организации – контрагенты, давало им обязательные указания и каким-либо образом контролировало или имело возможность контролировать деятельность указанных организаций, управляло их деятельностью, давало обязательные указания, определяло действия спорных контрагентов и каким-либо образом получало обратно на свои счета денежные средства, перечисленные на счета организаций – контрагентов.

Общество не имеет никакого отношения к определению действий, принятию решений организациями – контрагентами по осуществлению хозяйственной деятельности и, следовательно, не должно нести ответственность за то, каким образом указанные организации распоряжались поступающими к ним денежными средствами.

Таким образом, доказательства использования Обществом налоговой схемы в акте выездной налоговой проверки Инспекции, в материалах дела отсутствуют.

С учетом изложенных обстоятельств, Обществу неправомерно отказано в уменьшении налогооблагаемой прибыли и применении вычетов по НДС. 

Общий вывод:

Согласно п. 6 ст. 108 НК РФ лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Для применения положений п.2 ст. 54.1 НК РФ Инспекция должна доказать прямую вину (в форме прямого умысла) налогоплательщика в совершении налогового правонарушения.

С учетом изложенного, Общество полагает, что проверяющими в рамках выездной налоговой проверки реальность выполненных организациями – контрагентами работ для Общества не опровергнута. Реальность выполненных работ подтверждается сдачей этих работ уже от Общества заказчикам работ, что не принято во внимание Инспекцией.

У Общества по каждой из организаций – контрагентов имелся комплект документов, подтверждающих должную осмотрительность.

В соответствии с договорами подряда, заключенными Обществом с организациями – контрагентами, они были вправе выполнить работы собственными и (или) привлеченными силами.

Часть из организаций – контрагентов Общества состояли в СРО, что само по себе свидетельствует о выполнении требований, необходимых для ведения работ, а затребование такого свидетельства у контрагента Обществом – о проявлении Обществом должной осмотрительности при выборе организации – контрагента.

Экспертизу подписей на документах Общества, представленных в Инспекцию в подтверждение права учесть понесенные расходы и применить налоговые вычеты по НДС (в том числе, договоров, актов, счетов -фактур), Инспекция не проводила.

Инспекцией не установлены и не доказаны обстоятельства, свидетельствующие:

– об умышленных действиях Общества, направленных на искажение фактов хозяйственной жизни в части отражения в учете нереальных операций (создании фиктивного документооборота);

– о совершении сделок Общества с организациями – контрагентами с целью неполной уплаты налога, в отсутствие экономической обоснованности и разумной деловой цели;

– о согласованности действий Общества и организаций – контрагентов в целях занижения налогов Обществом;

– о том, что Общество контролировало деятельность организаций – контрагентов, использовало их с целью уклонения от уплаты налогов путем создания фиктивного документооборота по нереальным (фактически не выполненным) работам.

Общество не получало и не могло получить выгоды от схемы, возможно примененной третьими лицами. Общество не контролировало и не могло контролировать схему. Общество не было осведомлено о возможных налоговых злоупотреблениях в цепочке поставщиков работ.

Без привлечения субподрядных организаций объем работ на объектах Общества не был бы выполнен.

Суждения и выводы Инспекции об умышленном применения Обществом налоговой схемы путем завышения налоговых вычетов по НДС и затрат по налогу на прибыль по спорным сделкам с организациями – контрагентами сформулированы и сделаны по неполно исследованным обстоятельствам экономической деятельности Общества и организаций – контрагентов.

Суждения и выводы Инспекции об оцениваемых фактах финансово-хозяйственных операций (выполненных работах на объектах) не подтверждены достаточными и достоверными доказательствами либо противоречат таковым.

Исходя из изложенного, Инспекцией не доказаны событие и состав налогового правонарушения, вменяемого Обществу на основании акта выездной налоговой проверки.

Территориальная удаленность поставщика не может быть критерием для отказа ему в участии в закупке

В современной тендерной документации в числе требований к участникам закупки можно встретить указание на обязательное нахождение поставщика на территории конкретного населенного пункта или региона России. Как вариант, может быть указано, что победителем торгов может стать только организация, которая находится не далее нескольких сотен километров от места нахождения заказчика или места выполнения предусмотренных тендером работ.

Но насколько законны подобные условия?

Можно предположить, что при отсутствии в описании закупки веских доводов, обосновывающих подобные требования к участникам тендера, эти условия будут квалифицированы как прямое нарушение действующего законодательства о конкуренции.

Стоит напомнить, что ч. 1 ст. 8 Конституции РФ гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Также ч. 2 ст. 34 Конституции РФ не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Соответственно, целями действующего Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ “О защите конкуренции” (далее – Закон № 135-ФЗ) признаются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков (ч. 2 ст. 1 Закона №135-ФЗ).

В письме Министерства экономического развития РФ от 20 февраля 2021 г. № Д28и-699 было указано, что заказчик вправе территориально ограничивать удаленность места оказания услуг, указав границы административного округа (территориального образования), или в километрах.

Однако также отмечается, что указание в документации о закупке конкретного места оказания услуг может привести к ограничению конкуренции. При этом заказчик должен достигнуть цели осуществления закупки, не создавая дискриминационных условий для участников закупки, приводящих к ограничению конкуренции.

Как было отмечено, например, в решении Управления Федеральной антимонопольной службы по Вологодской области от 29 июня 2021 г. по делу № 18-17/16, действующее законодательство о закупках, равно как и Закон № 135-ФЗ, предполагают необходимость обеспечения участия в торгах и иных способах закупок в том числе, лиц, территориально удаленных от места их проведения. Требование об обязательной регистрации юридических лиц на территории муниципального образования для осуществления предпринимательской деятельности и участия в закупках действующим законодательством Российской Федерации не установлено (см. также постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2021 г. № 09АП-25393/2021 по делу № А40-234288/15).

Территориальное ограничение по возможному расположению потенциальных участников закупки, их обособленных подразделений (филиалов) в пределах границ определенного региона России без предоставления возможности на участие в процедуре закупки потенциальным участникам, располагающимся в иной территориальной зоне, но имеющим возможность своевременно и качественно исполнить обязательства по договору по итогам закупки признаются антимонопольными органами дискриминационными и необоснованно ограничивающими конкуренцию, что является прямым нарушением требований п. 2 ч. 1. ст. 3 Федерального закона от 18 июля 2021 г. № 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц” (далее – Закон № 223-ФЗ), выразившимся в несоблюдении принципа отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки, допущенное при организации и проведении закупки (решение Санкт-Петербургского УФАС от 8 декабря 2021 г. по жалобе № Т02-690/16).

Подобные требования приводят к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, а, следовательно, являются нарушением ч. 1 ст. 17 Закона № 135-ФЗ.

К подобным нарушениям может привести и избранный заказчиком возможный способ подачи заявлений о намерении участвовать в тендере или аукционе, если он содержит ограничения возможности участия в таких процедурах лиц, территориально удаленных от места подачи заявлений или не имеющих возможности обеспечить личное участие в подаче заявления по иным причинам (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 1 августа 2021 г. № 08АП-6825/2021 по делу № А70-16950/2021).

Согласно ч. 5 ст. 3 Закона № 223-ФЗ участником закупки может быть любое юридическое лицо или несколько юридических лиц, выступающих на стороне одного участника закупки, независимо от организационно-правовой формы, формы собственности, места нахождения и места происхождения капитала либо любое физическое лицо или несколько физических лиц, выступающих на стороне одного участника закупки, в том числе индивидуальный предприниматель или несколько индивидуальных предпринимателей, выступающих на стороне одного участника закупки, которые соответствуют требованиям, установленным заказчиком в соответствии с положением о закупке.


Об остальных нюансах применения Закона № 223-ФЗ пользователи системы ГАРАНТ могут прочитать в подключенном в систему авторском материале “Антикризисный комментарий к Федеральному закону “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц” от 18 июля 2021 г. № 223-ФЗ”. Получите полный доступ к интернет-версии системы ГАРАНТна 3 дня бесплатно!


Исходя из положений приведенной нормы, заказчики-субъекты Закона № 223-ФЗ должны обеспечить доступный механизм и справедливый порядок участия в закупках лиц, территориально удаленных от места нахождения заказчика и проведения закупочных процедур (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 июня 2021 г. № 09АП-15327/2021 по делу № А40-227867/16, постановление Арбитражного суда Московского округа от 10 октября 2021 г. № Ф05-14393/17 по делу № А40-227867/2021, решение Арбитражного суда г. Москвы от 13 февраля 2021 г. по делу № А40-227867/2021).

Доводы же организатора закупки, что подобные условия объясняются, например, необходимостью организации срочной поставки с учетом специфики производства или для ускорения процедуры обмена некачественного товара в кратчайший срок, для органов антимонопольного контроля недостаточны.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставьте комментарий

Adblock
detector