Усб: истории из жизни, советы, новости, юмор и картинки — Горячее | Пикабу

Усб: истории из жизни, советы, новости, юмор и картинки — Горячее | Пикабу

Работа усб

Основными задачами Управления собственной безопасности являются:

Предупреждение, выявление и пресечение преступлений, подготавливаемых, совершаемых или совершенных должностными лицами ФССП России, а также выявление и устранение условий, способствующих их совершению.

Обеспечение совершенствования нормативного правового регулирования по вопросам деятельности Управления.Оказание содействия правоохранительным органам в предупреждении, пресечении и выявлении преступлений в пределах своей компетенции.

Разработка и реализация мер, направленных на обеспечение соблюдения должностными лицами ФССП России ограничений и запретов, требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов, исполнения ими обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции.

Профилактика коррупционных правонарушений в ФССП России.

Формирование у должностных лиц ФССП России нетерпимости к коррупционному поведению.

Организационно-методическое обеспечение деятельности подразделений собственной безопасности территориальных органов ФССП России.

Организация в пределах компетенции сотрудничества органов принудительного исполнения с органами государственной власти.

Управление собственной безопасности осуществляет контроль:

За соблюдением должностными лицами ФССП России запретов, ограничений и требований, установленных в целях противодействия коррупции.

За соблюдением законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции в организациях, созданных для выполнения задач, поставленных перед органами принудительного исполнения, а также за реализацией мер по профилактике коррупционных правонарушений.

За организацией пропускного режима в зданиях федерального органа принудительного исполнения.

Управление собственной безопасности осуществляет следующие основные полномочия:

Определяет приоритетные направления по совершенствованию деятельности органов принудительного исполнения по вопросам, относящимся к компетенции Управления.

Осуществляет комплексный анализ эффективности мер, принимаемых органами принудительного исполнения, их подразделениями, по реализации основных направлений, отнесенных к компетенции Управления.

Анализирует текущую обстановку в установленной сфере деятельности, разрабатывает меры по оперативному реагированию на ее изменение, подготавливает проекты стратегических решений по вопросам, отнесенным к компетенции Управления, на основе анализа прогнозов изменения оперативной обстановки.

Принимает меры по выявлению и устранению причин и условий, способствующих возникновению конфликта интересов на государственной службе.

Обеспечивает соблюдение должностными лицами ФССП России требований к служебному поведению.

Участвует в перспективном и текущем планировании деятельности ФССП России, разработке концепций, основных направлений развития органов принудительного исполнения по вопросам, отнесенным к компетенции Управления.

Участвует в пределах компетенции в подготовке федеральных целевых и государственных программ, в реализации которых принимает участиеФССП России, а также в разработке государственных программ в сфере борьбыс преступностью.

Участвует в противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем с участием должностных лиц ФССП России.

Обеспечивает деятельность Комиссии по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных гражданских служащих центрального аппарата и работников, замещающих отдельные должности на основании трудового договора в организациях, созданных для выполнения задач, поставленных перед Федеральной службой судебных приставов, и урегулированию конфликта интересов, а также Центральной аттестационной комиссии федерального органа принудительного исполнения в части компетенции Управления.

Оказывает должностным лицам ФССП России консультативную помощь по вопросам, связанным с применением на практике требований к служебному поведению и общих принципов служебного поведения государственных служащих, утвержденных Указом Президента Российской Федерации от 12.08.

2002 № 885, а также с уведомлением представителя нанимателя, органов прокуратуры Российской Федерации, иных федеральных государственных органов о фактах совершения должностными лицами ФССП России коррупционных правонарушений, непредставления ими сведений либо представления недостоверных или неполных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера.

Обеспечивает соблюдение законных прав и интересов должностных лиц ФССП России, сообщивших о фактах коррупции, ставших им известными.

Обеспечивает реализацию должностными лицами ФССП России обязанности уведомлять представителя нанимателя, органы прокуратуры Российской Федерации, иные федеральные государственные органы обо всех случаях обращения к ним каких-либо лиц в целях склонения их к совершению коррупционных правонарушений.

Осуществляет проверки:

Достоверности и полноты сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведений (в части, касающейся профилактики коррупционных правонарушений), представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы в ФССП России, а также отдельных должностей в организациях, созданных для выполнения задач, поставленных перед ФССП России, в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Достоверности и полноты сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых должностными лицами ФССП России, работниками, замещающими отдельные должности в организациях, созданных для выполнения задач, поставленных перед ФССП России, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Соблюдения должностными лицами ФССП России требованийк служебному поведению.

Соблюдения гражданами, замещавшими должности федеральной государственной службы в ФССП России, ограничений при заключении ими после увольнения с федеральной государственной службы в ФССП России трудового договора и (или) гражданско-правового договора в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Осуществляет мероприятия по контролю за соответствием расходов должностных лиц ФССП России, работников, замещающих отдельные должности в организациях, созданных для выполнения задач, поставленных перед ФССП России, их доходам.

Проводит служебные проверки.

Осуществляет прием и регистрацию уведомлений должностных лиц ФССП России обо всех случаях обращения к ним в целях склонения их к совершению коррупционных и иных правонарушений, организует проверку содержащейся в уведомлениях информации для дальнейшего доклада Директору с целью принятия решения о направлении данной информации в органы прокуратуры или другие государственные органы.

Осуществляет прием и регистрацию в установленном порядке сообщений, поступающих по телефону доверия ФССП России.

Проводит проверку сообщений о должностных преступлениях, выполняет процессуальные действия, принимает по ним решения в порядке, установленном статьями 144 — 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Принимает участие в формировании кадрового резерва органов принудительного исполнения.

Участвует в работе по подбору кандидатов на включение в федеральный кадровый резерв.

Проводит проверку достоверности сообщенных кандидатом сведенийс целью установления наличия либо отсутствия оснований, препятствующих поступлению его на службу в органы принудительного исполнения, федеральную государственную гражданскую службу ФССП России.

В случае совершения либо угрозы совершения террористического акта на объектах (территориях) федерального органа исполнительной власти организует информационное взаимодействие с уполномоченными правоохранительными органами.

Принимает участие в мероприятиях по обеспечению антитеррористической защищенности объектов (территорий) федерального органа принудительного исполнения.

В пределах компетенции принимает участие в разработке форм статистической и оперативной отчетности и документов первичного учета по вопросам, относящимся к сфере деятельности федерального органа принудительного исполнения.

Формирует и анализирует статистические показатели по направлениям деятельности.

Организует в пределах своей компетенции мероприятия, направленные на обеспечение безопасности должностных лиц ФССП России.

Осуществляет взаимодействие в пределах компетенции с федеральными органами законодательной, исполнительной и судебной власти Российской Федерации, органами законодательной, исполнительной и судебной власти субъектов Российской Федерации.

Осуществляет в пределах компетенции рассмотрение парламентских запросов, запросов и обращений комитетов и комиссий палат Федерального Собрания Российской Федерации, членов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, обращений граждан и организаций.

Вносит на рассмотрение руководства ФССП России предложения о проведении проверок деятельности территориальных органов принудительногоисполнения по вопросам компетенции, участвует в их проведении. По результатам проверок вносит предложения о мерах реагирования.

Организует заслушивания руководителей территориальных органов принудительного исполнения и их заместителей по вопросам организации работы по направлениям деятельности, отнесенным к компетенции Управления.

Осуществляет организационное, методическое руководство и контроль за служебной деятельностью подразделений собственной безопасности территориальных органов принудительного исполнения.

Осуществляет в пределах компетенции обработку персональных данных в соответствии с законодательством Российской Федерации в области персональных данных в целях предупреждения и выявления коррупционных и иных правонарушений.

Организует и обеспечивает в пределах компетенции мобилизационную подготовку и мобилизацию.

Управление осуществляет свои полномочия как непосредственно,так и через подразделения собственной безопасности территориальных органов принудительного исполнения.

Управление осуществляет иные полномочия органов принудительного исполнения.

Телефоны доверия, горячей линии, дежурных частей, собственной безопасности гу мвд россии, москва, московская область

ГУ МВД России по г. Москве

Дежурная часть ГУ МВД России по г. Москве (многоканальный) – 02
Телефон доверия ГУ МВД России по г. Москве – 8 (495) 694-92-29
Управление собственной безопасности ГУ МВД России по г. Москве – 8 (499) 255-96-57

Управление
собственной безопасности ГУВД Москвы: 200-90-81, 200-89-36,
255-96-57


Служба собственной безопасности ГИБДД г.
Москвы: (495) 923-78-92


Телефон доверия ГУВД Москвы: 250-98-10,
(495) 623-78-92 (круглосуточно),


пейджер “Горячая линия” по телефону (495) 974-01-11


Контрольно-профилактический отдел УГИБДД ГУВД Москвы: 208-78-56


Управление собственной безопасности МВД РФ: (495) 239-07-30


Федеральная Служба Безопасности: (495) 224-27-86, (495) 925-28-19
(круглосуточно)


Справочная
служба УГИБДД ГУВД по г. Москве: (495) 623-49-09

Дежурная часть Департамента
Собственной Безопасности
МВД России
:


Телефон: (495) 667-07-30, Факс: (495) 667-08-38


Телефоны подразделений
Собственной Безопасности:
УСБ ГУВД города Москвы: (495) 255-96-57

Адреса
и телефоны службы собственной безопасности Управлений ГИБДД ГУ ГИБДД г. Москвы
(495) 923-78-92


Контрольно-профилактический отдел УГИБДД г. Москвы (495) 208-78-56


Справочная служба Управления ГИБДД г.Москвы (495) 923-78-92


Инспекция по личному составу ГУВД г.Москвы (495) 254-78-81


Оперативный дежурный ГИБДД г.Москвы (495) 624-31-17


“Горячая линия” Управления
ГИБДД г.Москвы 974-01-11 абонент “Горячая линия ГАИ”

Управление ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве

127473, г. Москва, ул. Садовая-Самотечная, д. 1

Дежурная часть: (495) 624-31-17, (495) 623-49-09, (495)
623-33-90

Телефон доверия: (495) 623-78-92

Канцелярия: (495)
650-22-71. Факс: (495) 624-82-03

Дежурная часть ГУ МВД России по г. Москве
(многоканальный) – 02

Телефон доверия ГУ МВД России по г. Москве – 8 (495) 694-92-29

Управление собственной безопасности ГУ МВД России по г. Москве – 8 (499)
255-96-57

Телефон дежурной части ЦАО – 8 (495) 676-40-11

Телефон дежурной части САО – 8 (495) 601-00-08

Телефон дежурной части СВАО – 8 (499) 183-01-10

Телефон дежурной части ВАО – 8 (495) 965-22-48

Телефон дежурной части ЮВАО – 8 (495) 919-29-78

Телефон дежурной части ЮАО – 8 (499) 320-55-16

Телефон дежурной части ЮЗАО – 8 (499) 124-47-01

Телефон дежурной части ЗАО – 8 (499) 233-91-00

Телефон дежурной части СЗАО – 8 (499) 194-11-85

Телефон дежурной части ЗелАО – 8 (499) 731-08-32

Телефон дежурной части ТиНАО – 8 (967) 004-93-34


Московская область
:


(495) 688-81-71, 688-64-10

УГИБДД
ГУ МВД России Московской области (495) 288-81-71


Телефон доверия УГИБДД ГУ МВД России по Московской области: 8 (499) 763-11-82


“Горячая линия”: (495) 974-01-11 (пейджер) абонент “ГИБДД Московской
области”


Тел. доверия дежурной части ГУ МВД России Московской области: (495) 692-70-66


Служба собственной безопасности ГИБДД Московской области: 208-84-90


Телефон доверия УВД по Пушкинскому муниципальному району 7 (496)
535-00-79


Дежурная часть УВД по Пушкинскому муниципальному району 02; 7 (495)
993-32-29; 7
(496) 534-32-29

Дежурная часть Департамента
Собственной Безопасности
МВД России
:


Телефон: (495) 667-07-30, Факс: (495) 667-08-38


Телефоны подразделений
Собственной Безопасности:
УСБ ГУВД Московской области: (495) 317-24-66


*Дежурный по отделу УФСБ (г. Пушкино) 7 (495) 993-57-57; 7 (496)
534-57-57

Усб: истории из жизни, советы, новости, юмор и картинки — горячее | пикабу

Еще один заурядный случай из повседневной практики подразделений собственной безопасности органов внутренних дел, свидетельствующий о том, что в оперативно-розыскной деятельности самый распространенный фактор — это внезапная и не предусмотренная никакими планами и предварительными прикидками случайность, в корне меняющая весь расклад.

Это произошло в конце нулевых годов текущего века, в обычном провинциальном уральском городке. К нам в УСБ пришла гражданка Карпеткина с заявлением о том, что некий следователь Носков вымогает у нее взятку за прекращение уголовного дела. При более детальном разговоре с заявительницей было выяснено следующее:

Карпеткиной было под пятьдесят лет, жила она в селе Нижние Верхи Новостаровского района, где являлась местной олигархиней — держала несколько продуктовых магазинов. Мужа у нее не было, а был сын девятнадцати лет, по деревенским меркам мажор. Где-то за полгода до этих событий сынок немного попал ногами в жир, а именно сбил на мамином Форде Фокусе человека-пешехода. Что характерно — трезвый. Это произошло в темноте, на плохо освещенной сельской улице и не на пешеходном переходе. Пешеход остался жив, но сильно поломался. По данному факту было возбуждено уголовное дело, которое шатко-валко как-то расследовалось. Причем в ходе расследования по делу сменилось несколько следователей ОВД по Новостаровскому району. Где-то за три месяца до нашего разговора с Карпеткиной её пригласил к себе в ОВД следователь Носков. Он сказал, что сейчас расследует уголовное дело в отношении её сына, и видит, что в принципе дело можно было бы и прекратить, потому что в момент ДТП у мальчика вряд ли была техническая возможность предотвратить наезд на пешехода, так как в силу плохого освещения он скорее всего поздно его увидел. Но для этого потребуется провести следственный эксперимент, а также назначить автотехническую экспертизу, то есть предпринять некоторые движения со стороны следователя. Носков был готов подвигаться в этом направлении, но за скромную сумму в сто тысяч рублей (в нынешнем эквиваленте для лучшего понимания), то есть весьма недорого. Карпеткина согласилась, но сказала, что деньги отдаст после окончательной приемки выполненных работ, то есть после того, как увидит постановление о прекращении уголовного дела. На том и порешили.

В дальнейшем Карпеткина посчитала, что лучше будет пойти и сообщить об этом в УСБ. Что ей двигало при этом, так и осталось для меня загадкой. Такой же загадкой, как к примеру ответ на вопрос, почему в песне из фильма «Три мушкетера» после слов «Опять скрипит потертое седло» трижды крякает утка. Причем тут утка, когда седло на лошади? Но что-то я отвлекся. Скорее всего, она решила, что Носков может её как-то швырнуть или что-то подобное. В любом случае, она это сделала не из особо остро развитого чувства гражданского правосознания, потому что как показывает практика, таких чудес в реальной жизни не бывает. Впрочем, в сущности ее мотивы не имели особо значения.

В ходе дальнейших проверочных мероприятий было установлено, что Носкову ближе к сорока годам, он работал следователем уже лет пятнадцать и числился одним из самых матерых в отделе. Характеризовался в принципе нейтрально. Уголовное дело, по которому он запросил у Карпеткиной бабло, на самом деле шло на прекращение, потому что предварительно эксперт-автотехник уже сказал, что Карпеткин-младший не имел технической возможности предотвратить наезд на пешехода.

Короче говоря, отправили мы Карпеткину на контрольную встречу со следователем Носковым, снабдив её скрытно носимой звукозаписывающей аппаратурой. На этой встрече Носков подтвердил, что он сделал все необходимое, вот-вот через пару дней подойдет заключение автотехнической экспертизы, и он будет готов вручить копию постановления о прекращении уголовного дела и получить взамен сто тысяч деньгами. Договорились встретиться через неделю.

В назначенный день и назначенное время Карпеткина зашла в здание ОВД, имя при себе сто тысяч меченных рублей, портативный диктофон, а также миниатюрный радиомикрофон, передающий сигнал в режиме реального времени на сканер. Если в этот микрофон Карпеткина скажет заранее условленную фразу: «Спасибо вам большое, чтобы мы без вас делали», то это будет означать, что деньги Носкову она уже передала, и можно осуществлять задержание.

Судя по звукам из сканера, Карпеткина зашла в райотдел, прошла в кабинет к Носкову, поздоровалась с ним, после чего он сказал: «Ну вот, как я и говорил, постановление о прекращении уголовного дела». Затем последовало с полминуты молчания, шелест бумаги, а потом в сканере прозвучал голос Карпеткиной: «Чтобы мы без вас делали, спасибо вам большое!». Дальше пошла команда «Захват», наши сотрудники зашли в райотдел и начали осмотр кабинета Носкова, а я тем временем перехватил на входе в отдел выходившую оттуда Карпеткину. Первое, что она мне сказала, было: «А что ваши так быстро зашли, я ведь еще деньги не успела передать!». «П*зд*бл*дская м*ндоплешь, ёб*нь ты плюшевая!» – подумал я, а вслух стал выяснять у нее, почему она, еще не передав взятку, тем не менее произнесла условленную фразу. Карпеткина оправдывалась, говорила, что заволновалась, что с волнения все перепутала, ну и все такое прочее, поэтому произнесла оговоренные слова после того, как следователь передал ей копию постановления.

По понятным причинам денег в кабинете у Носкова никаких не нашлось. Самого его по первости колотило мелким дробом, но потом он осознал, что опасность миновала, и стал поувереннее в себе. Конечно же, факт мошенничества в отношении Карпеткиной он категорически отрицал. Тем не менее мы были вынуждены направить материал по Носкову в следственный комитет, где ожидаемо получили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Немудрено: направлять в суд дело с таким доказом было бы полнейшим безумием.

Так что следователь Носков отскочил от этой темы, причем не прилагая к этому особых усилий. Даже уволить его формально было не за что: ведь он никакого преступления не совершил — вот и постановление об отказе имеется. Однако буквально через полтора года грянула пресловутая реформа МВД, и в ходе внеочередной переаттестации Носков по странному стечению обстоятельств был не рекомендован для дальнейшего прохождения службы в органах внутренних дел. Что с ним стало после этого, я уже не отслеживал.

§

Сейчас ищут техподдержку:  Горячая линия Райффайзенбанк: телефон службы поддержки, бесплатный номер 8-800

Сегодня без особых предисловий: Данная история произошла в конце нулевых годов нашего века, в тот период, когда я служил в подразделении собственной безопасности органов внутренних дел. Началось все с того, что в апрельский день, точнее глубокой ночью с пятницы на субботу, прошло сообщение о том, что в одном из райцентров нашей провинциальной глубинки произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого получила серьезные травмы молодая женщина. Но самая суть была в том, что единственным автомобилем, участвовавшем в этом ДТП, был пожилой, но вполне себе еще бодренький «морковник» (то есть «Тойота Марк II”), принадлежавший оперуполномоченному уголовного розыска местного райотдела Застенникову, который по первоначальной информации был обнаружен около этого автомобиля в состоянии опьянения. Поэтому на место происшествия незамедлительно выдвинулись сотрудники инспекции по личному составу (ИЛС) областного УВД.

Вообще-то термин «незамедлительно выдвинулись», применяемый в советской, потом российской милиции, а сейчас — в обновленной полиции, простому обывателю представляется исключительно по кинофильмам эпохи СССР: по громкой связи в органе внутренних дел звучит суровый голос дежурного: «Опергруппа, на выезд!», услышав который все участники этой опергруппы, до этого мирно занимавшиеся в комнате отдыха чтением научно-популярной литературы или настольными играми, будят СРС (служебно-розыскную собаку), и под тревожную, но бодрящую фоновую музыку быстро грузятся в служебный автомобиль, который, в свою очередь, уже стоит «под парами», и сразу же срывается с места, включив СГУ, или в просторечии – «люстру». Ну или по фильму «Улицы разьитых фонарей», где начальник «угла» Соловец говорит, заглядывая в оперской кабинет: «Андрюха, у нас труп, по коням!». В жизни ничего подобного не происходит. Если ехать нужно в какой-то отдаленный район, то сначала дежурный обзванивает перспективных жертв (в данном случае — сотрудников ИЛС), доводит до еще не проснувшихся мозгов тех, кому удалось дозвониться, вводную информацию, и дает команду прибыть в УВД. А сам в этом время занимается вопросами заправки бензином автомобиля, который поедет в район, то есть опять же по телефону пытается разбудить кого-то из ответственных тыловиков, которые могут разрешить внеплановый отпуск горючего, и так далее и тому подобное. В итоге «незамедлительно» означает часа через два-три, если не больше.

Еще одно необходимое разъяснение: в милиции (полиции) разделение обязанностей между службами очень строго регламентировано, причем настолько понятно и недвусмысленно, что иногда разобраться в том, какая служба согласно нормативным документам за что отвечает, невозможно в принципе. К примеру, борьбой с личным составом в МВД (помимо непосредственных командиров), занимается две службы: собственной безопасности (которая подчиняется непосредственно начальнику УВД) и инспекция по личному составу (которая подчиняется начальнику УРЛС, то есть управления кадров). У каждой из этих служб свои руководящие нормативные документы, и четкого разграничения полномочий между ними как бы и нет. В связи с этим во всех УВД между руководством этих служб заключаются устные договоры о ненападении, в которых оговариваются сферы влияния. Как правило, все залёты милиционеров «по синьке», в том числе и ДТП — это сфера влияния ИЛС, а совершенные милиционерами преступления — УСБ. Вот поэтому на факт совершения ДТП пьяным опером выехали именно сотрудники инспекции, а не УСБ.

Короче говоря, два сотрудника ИЛС, поднятые дежурным, добрались до того райцентра уже под утро. В ходе сбора ими первоначального материала было выяснено, что накануне вечером в свободное от службы время оперуполномоченный Застенников употреблял в себя спиртные напитки в доме своего приятеля Кенгурятникова. Помимо них, за столом присутствовала некая Сумбурцева, девушка двадцати пяти лет, холостая, незамужняя, в брачных отношениях не состоящая, официально одинокая, но поддерживающая с опером Застенниковым исключительно дружеские отношения на половой основе. Кстати, сам Застенников, которому тогда было что-то около двадцати семи лет, был женат. Но дело не в этом. Где-то около часа ночи Сумбурцева на почве вызванной застольным общением эйфории (спиртное она не пила) якобы решила покататься на машине. Застенников, будучи тоже в эйфорическом состоянии (но уже от испитого), ей это разрешил. Сели в «морковник»: Сумбурцева за руль справа, Застенников спереди слева, Кенгурятников сзади, и поехали кататься по ночной деревне. Проходя один из пологих поворотов влево на скорости около 80 км/час, Сумбурцева в этот поворот не вписалась, а вписалась в бетонную опору линии электропередач, стоявшую за обочиной справа по ходу движения. После удара все выползли из автомобиля, а Сумбурцева не смогла — повредилась сильно. Застенников сразу позвонил в «скорую», а затем и в райотдел. Пострадавшую увезли в больничку, на место происшествия прибыло руководство районного ОВД, а затем уже сотрудники ИЛС с целью учинить первоначальные разборки.

Опер Застенников давал пояснения, соответствующие изложенными выше обстоятельствам: мол, пустил Сумбурцеву за руль, так как она была трезвая и у нее были водительские права. Однако на вопрос сотрудника инспекции о том, была ли Сумбурцева вписана в полис ОСАГО, ответил, что нет, не была. Этот его ответ был отражен в объяснении. Сумбурцеву тоже опросили позже в больнице, она подтвердила, что в момент ДТП сама была за рулем автомобиля, не справилась с управлением, в связи с чем претензий по поводу полученной ею в ДТП травмы ни к кому не имеет.

Сотрудники ИЛС, собрав весь материал, убыли в областной центр, где в первый же рабочий день доложили о результатах руководству УРЛС (то бишь управления кадров). Начальник УРЛС сказал, что ему ясно одно: опер Застенников сто пудов гарантии был за рулем сам, но решил отмазаться таким нехитрым способом, переведя стрелы на свою любовницу Сумбурцеву, которая, понятное дело, подтвердит для него всё, что нужно. То есть этот Застенников вводит в заблуждение должностных лиц, проводящих служебную проверку, поступая словно кастрированный самец домашней лошади темносизой масти. И за это Застенникова необходимо изгнать из стройных рядов органов внутренних дел путем увольнения за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции.

Уяснив поставленную задачу, сотрудники ИЛС принялись морщить самим себе и друг другу мозг с целью найти законный способ увольнения Застенникова. В итоге они представили на утверждение проект приказа, согласно которому проступок Застенникова выражался в том, что он, будучи сотрудником милиции, доверил управление транспортным средством лицу, не вписанному в полис ОСАГО. С этим проектом начальник УРЛС пошел к начальнику УВД, объяснил ему ситуацию, и тот «махнул шашкой», то есть приказ об увольнении Застенникова подписал.

Прошло два месяца, и вдруг из суда поступила копия искового заявления от Застенникова к УВД об отмене незаконного приказа об увольнении, восстановлении на службе и выплате денежного довольствия за время вынужденного прогула. В обоснование своих исковых требований Застенников указал, что на самом деле Сумбурцева была вписана в полис ОСАГО на его «Марка», просто во время дачи объяснений сотрудникам ИЛС он был еще пьян, сильно волновался, и от этого неверно ответил на соответствующий вопрос. К исковому была приложена копия страхового полиса, в котором действительно помимо самого Застенникова значилась и вторая фамилия — Сумбурцева. Причем ДТП было в ночь с пятницы на субботу, а полис выдан якобы в среду этой же недели.

В ходе последовавших судебных заседаний представители УВД доводы Застенникова опровергнуть не смогли, поэтому его иск был удовлетворен: Застенников был восстановлен на службе и ему была выплачена зарплата за то время, пока он не работал.

Последовали большие разборки в маленьком аппарате УВД, в ходе которых выяснилось, что истребовать у Застенникова сразу после ДТП полис ОСАГО и откопировать его никто из сотрудников ИЛС не догадался. Ситуация была доложена начальнику УВД, который снова «махнул шашкой» и озвучил подразделению собственной безопасности задачу в прямой постановке: найти доказательства того, что Застенников — не самый хороший человек, и что он незаконно восстановился на службе, введя в заблуждение суд.

Начали мы работать с того, что получив соответствующее судебное решение, истребовали детализацию звонков Застенникова в ночь ДТП, то есть с пятницы на субботу. Выяснилось, что в 4 часа 25 минут он звонил своему брату, говорил с ним 12 минут. Через двадцать с чем-то минут брат перезвонил Застенникову, причем разговор уже был короткий — минуты три. В 9 часов 30 минут Застенников позвонил некой женщине по фамилии Простофиленко, говорил с ней менее минуты. Затем, опять же через судебное решение, изучили детализацию звонков брата Застенникова. Оказалось, что он звонил Простофиленко в 4 часа 40 минут, говорил с ней минут десять, и уже потом перезвонил своему брату-оперу.

Установили, что Простофиленко живет в том же райцентре, и является начальницей местного филиала одной из известных страховых компаний. Дальше было проведено гласное оперативно-розыскное мероприятие «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств», в данном случае — филиала, в котором командовала Простофиленко, причем с участием представителей службы безопасности страховой компании. Там нашли журнал выдачи полисов ОСАГО, и установили, что тот полис, который предъявил в суд Застенников, и который был выдан якобы в среду, по номеру значится после тех, которые выдавались в пятницу. Причем тот самый злополучный полис выдавал не кто-то, а сама Простофиленко.

После этого стали вместе с безопасниками страховой компании распедаливать Простофиленко, рисуя ей в красках увольнение и привлечение к уголовной ответственности за подделку документов. В обмен на признательные показания ей обещали прекращение уголовного дела за деятельным раскаянием и продолжение работы в занимаемой должности. Она размышляла несколько дней, но в итоге согласилась на наши условия и рассказала, что действительно очень рано утром в субботу ей позвонил её хороший знакомый — брат Застенникова, и попросил о небольшой услуге — выдать полис задним числом. Она согласилась помочь и сказала, что будет в офисе около полдесятого утра, несмотря на выходной. Приехав в офис, ей позвонил сам Застенников, она сообщила, что уже на месте, после чего он принес ей документы и она оформила ему полис средой, а не субботой, вписав в него какую-то женщину.

Несмотря на то, что брат Застенникова «ушел на 51-ую» (то есть от дачи показаний отказался), по собранным материалам в отношении Застенникова следственным комитетом было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 303 УК РФ — фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле.

В отношении Застенникова уже не инспекцией по личному составу, а подразделением собственной безопасности была проведена новая служебная проверка, и он снова был представлен к увольнению из органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции. Этот приказ Застенников тоже обжаловал в судебном порядке, но на этот раз суд ему в иске отказал — доказа против него хватало с избытком.

Но параллельно мы продолжали работать по факту ДТП, и тут имел место очень необычный случай. Дело в том, что обычно к такому мероприятию, как поквартирный (подворный) обход принято относится скептически, то есть трудозатраты на него требуются значительные, а вот результат совершенно не гарантирован. Точнее, в 99% случаев результат выходит нулевой — никто ничего не видел, не слышал, не помнит и все в таком духе. Вот и на этот раз, когда мы решили спустя почти три месяца после ДТП провести подворный обход, наши сотрудники стали говорить, что всё это бесполезная трата времени и сил. Но после профилактического обамбучивания безоговорочно приняли доводы руководства подразделения и поехали в тот райцентр делать подворный обход.

Что характерно, на чудо никто не надеялся, но оно все равно нас настигло. Первый же дом, в который зашли наши ребята, располагался прямо около того столба, в который прилетел «морковник». Жила в том доме женщина среднебабушкинского возраста, то есть уже за шестьдесят, но еще не семьдесят, а значит в относительном здравии и при памяти. Она рассказала, что в ночь ДТП проснулась от звука громкого удара, ей даже показалось, что упал бетонный столб. Наскоро одевшись, она вышла в ограду и через штакетник увидела, что столб опоясывает передняя часть большого легкового автомобиля. Из правой передней двери вылез парень ростом поменьше, а из правой задней — подлиннее. Они пытались кого-то достать с левого переднего сиденья, сначала у них ничего не получалось, Но потом им удалось вытащить чье-то тело и положить на асфальт слева от машины. Затем они стали звонить куда-то по сотовым телефонам. Буквально через несколько минут подъехала автомашина милиции, а почти сразу за ней – «скорая». Увидев, что все под контролем, бабуля со спокойный сердцем пошла спать. После ДТП к ней с расспросами никто не приходил.

Таким образом выходило, что ключевой свидетель все это время был прямо у всех под носом, а спросить его о самом важном никто не догадался. Показания бабули давали основания к предъявлению Застенникову (а ростом поменьше был именно он) обвинения в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 УК РФ – нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Хотя на самом деле нюансов было много, и далеко не все они были отработаны. К примеру, назначенная следователем дополнительная судебно-медицинская экспертиза не смогла ответить на вопрос: на правом или на левом переднем сиденье автомобиля находилась Сумбурцева в момент столкновения со столбом. Не в последнюю очередь это произошло потому, что ушлый Застенников чуть ли не на следующий день после ДТП снял автомобиль с учета по причине утилизации и сдал его в чермет. Таким образом, провести автотехническую экспертизу по этому делу тоже не представилось возможным. Сумбурцева стояла на своих первых пояснениях и утверждала, что за рулем была она, а не Застенников. Тем более, что к тому моменту бывший опер Застенников уже официально развелся с женой и в открытую жил с Сумбурцевой. Кенгурятников вообще с самого начала от дачи показаний отказывался, ссылаясь на 51-ую статью Конституции и как бы давая тем самым понять, что он тоже может быть в числе тех, кто управлял автомобилем в момент ДТП.

Тем не менее, следственный комитет посчитал, что имеющейся доказательственной базы достаточно, и уголовное дело по обвинению Застенникова было направлено в суд. Как ни странно, но после целой серии судебных заседаний он был признан виновным и осужден. Правда, не к реальному лишению свободы, а к условному. Вроде бы, еще и к крупному штрафу, но точно уже не помню.

Так что поговорка, которая гласит, что посеявший ветер пожнет бурю, оказывается имеет под собой вполне реальное отражение в обычной жизни.

§

Должен признаться, что на днях я был повергнут в некоторое смятение результатами, изложенными в посте http://tekhpoddergka.ru/story/interesnyie_pikabushniki_i_skolko_u_n…. Скажу честно: итоги оказались для меня очень неожиданными. Ну ладно бы, в первой сотне (я так думал, начиная читать пост), но в первой пятерке…

Тут хочется высказать такую мысль: Во время чтения комментариев к своему посту «Про легализацию короткостволов», я периодически испытывал чувство некоторой гордости. Нет, не за содержание своего текста (тем более, что это содержание и на самом деле было очень спорным, то есть дискуссионным), а за то, что в своем абсолютном большинстве комментарии были совершенно адекватные. Разные люди высказывали свои точки зрения на проблему легализации короткостволов, и эти точки зрения зачастую не совпадали, в том числе с моим мнением. Но это не важно, важно то, что люди делали это аргументировано, не опускаясь до уровня дискуссии в стиле «сам дурак» и «менты козлы». Конечно, несколько комментов было в таком духе, но они терялись в общей массе. Повторюсь: мне было лестно узнать, что меня читает такая думающая и адекватная аудитория. Спасибо всем, кто на меня подписан, буду и дальше стараться оправдать оказанное доверие.

Ну вот, всех похвалил, и себя не забыл. Вот по этому поводу у меня и будет для вас очередная небольшая история из практики повседневной работы подразделения собственной безопасности органов внутренних дел. Как всегда, с претензией на некоторый глубинный смысл, если можно так выразиться.

Время действия – середина нулевых годов текущего века, место действия – небольшой город на Урале. Как сейчас помню: дело было по осени, в сентябре. К нам в подразделение собственной безопасности пришел заявитель, молодой парень лет девятнадцати, студент местного заборостроительного колледжа. Обычный такой паренек, худощавый и все такое прочее, но с некоторым налетом неформальности во внешности: серьга в ухе, крашеная челка, одежда какая-то ультрамодная на тот момент (не помню уже, какая именно за давностью лет, но для меня она тогда показалась чересчур молодежной). Короче, по нему сразу было видно: непросто ему живется в нашем провинциальном городе, потому что таких у нас сроду недолюбливали.

Сейчас ищут техподдержку:  Номер техподдержки интернета мегафон

Студент (пусть будет Куротяпкин) рассказал, что буквально вчера в отношении него сотрудники милиции допустили факт натурального произвола. Днем того дня он, как ни в чем не бывало, сидел в родном техникуме, слушал лекцию по теории заборостроения, как вдруг в аудиторию зашел кто-то из деканата, и вызвал его в коридор. Там уже стояли два молодых человека в гражданском, но в одинаковых ботинках, которые представились сотрудниками уголовного розыска, и предложили проехать с ними в Ленинский райотдел, поговорить. Причем предложили так, что он понял, что выбора-то у него особо и нет. После этого все садятся в «семерку», причем один из оперов за руль, и едут в Ленинский, где его заводят в кабинет на втором этаже. Там садят на стул, и начинают быстро и часто задавать большое количество вопросов, суть которых сводилась к тому, что Куротяпкин месяц назад подломил у какой-то девушки мобильный телефон «Самсунг» последней модели, при этом тычут ему в лицо какой-то распечаткой, в которой значатся полные данные Куротяпкина, включая его сотовый телефон и данные договора об оказании услуг связи, и коробкой от телефона «Самсунг». Вот – говорили опера, ты хищенный телефон пользовал, и доказательства у нас имеются в виде распечатки от оператора сотовой связи, а там видно, что ты свою «симку» вставлял в телефон, у которого IMEI-код бьется с краденым.

Куротяпкин рассказал нам, что он сначала ничего не понимал, а потом припомнил, что на самом деле где-то с месяц до этих событий с ним получилась такая история. На автобусной остановке у своего техникума он нашел телефон «Самсунг», действительно какой-то очень хороший по тем временам, стоивший немало денег. Конечно, он очень обрадовался, взял этот телефон, притащил его к себе домой, где выбросил из него установленную SIM-карту и вставил свою. Но на телефоне был PIN-код, который Куротяпкин неправильно забил три раза, и телефон заблокировался. После этого он потерял интерес к этому телефону, и на следующий день просто выбросил его в какие-то кусты по дороге в техникум. Ни у какой девушки этот телефон он не подламывал.

Эту же историю Куротяпкин рассказал двум операм с Ленинского (пусть они будут Хитролюбов и Простодушкин). Опера его рассказу не поверили, и стали Куротяпкина «колоть». Для этого они надели на его браслеты ручные, сковав руки за спинкой стула сзади, и стали стимулировать его к даче признательных показаний подзатыльниками, приговаривая, что отскочить от этой темы у него все равно не получится, что ждет его дорога дальняя, дом казенный, и еще неизвестно, чем там для него в этом казенном доме сердце успокоиться.

Куротяпкин, хоть и выглядел, как неформал, по сущности своей был обычный домашний мальчик. Понятное дело, что он дрогнул минут через полчаса после такой «расколки» и был готов подтвердить всё, что было нужно операм. С этого места Хитролюбов и Простодушкин резко подобрели, сняли с Куротяпкина наручники, налили ему чаю, и сказали, что в общем-то, этот вопрос можно закрыть и без следствия, СИЗО, суда и тому подобных пагубных последствий. Главное, толковали они, что нужно возвратить девушке точно такой же телефон, и всё – претензий у нее ни к кому не будет, а значит, и уголовного дела не будет. Даже УПК ему показывали – вот мол, статья 25, надо только загладить вред, и всего делов, сразу же будет считаться примирением сторон. Тем более, говорили они, что телефон Куротяпкин и в натуре куда-то выбросил, вместо того, чтобы отнести его в милицию, то есть по любому ущерб нужно возмещать.

Куротяпкин был готов всё возместить, но была одна проблема: его полная финансовая несостоятельность. То есть таких денег, чтобы купить телефон самой модной на тот момент модели, у него не было, и взять их было неоткуда. Но у добрых оперов и на этот случай имелось выгодное предложение: телефон можно взять в кредит. Так и порешили, благо, что паспорт у Кротяпкина был с собой. На том и сошлись.

После этого операция по спасению Куротяпкина от сумы и тюрьмы вступила в решающую фазу. Хитролюбов и Простодушкин снова посадили его в ту же «семерку» и повезли по салонам сотовой связи. В первых четырех салонах Куротяпкину в кредите отказали по различным причинам. Но в пятом почему-то вопрос решился достаточно быстро, и Куротяпкин уже через полчаса подписывал кредитные бумаги. Только почему-то при чтении этих бумаг он обнаружил, что оказывается, он взял в кредит не один телефон, а целых два: первый – «Самсунг» той модели, который был похищен у девушки, а второй – «Нокия», тоже достаточно неплохой. На это Хитролюбов пояснил ему, что должны же они были взять себе что-то за труды, потому что спасая его от неизбежно грозящего тюремного срока они потеряли целых полдня. Куротяпкин был вынужден с такими доводами согласиться. После этого опера довезли его до дома, откуда убыли с обоими купленными в кредит телефонами. Куротяпкин подумал-подумал, и понял, что расплатиться за два кредита он все равно не сможет, и решил идти с заявой в ОСБ.

Всю эту бодягу надо было очень серьезно проверять, чем мы и стали заниматься. Выяснили, что действительно неделю назад от имени оперуполномоченного Ленинского РОВД Простодушкина был оформлен запрос в техническое подразделение с просьбой установить, кто пользовался телефоном с определенным IMEI-кодом. И ответ из этого подразделения имелся в том плане, что пользовался владелец SIM-карты, оформленной на Куротяпкина.

Далее установили девушку, у которой был похищен телефон. Сделать это было несложно, поскольку нашем распоряжении были соответствующие данные из технического подразделения, и можно было установить, владелец какого абонентского номера пользовался телефоном с этим IMEI до его похищения. Девушку опросили, она подтвердила, что где-то с месяц назад она обратилась в Ленинский РОВД с заявлением о том, что у нее пропал мобильный телефон «Самсунг», и она считает, что его украли в автобусе. С ней по этому поводу беседовал оперуполномоченный Хитролюбов, который взял у нее заявление, пообещав его зарегистрировать, а также получил объяснение и попросил привезти коробку от телефона, что она и сделала. Буквально несколько дней назад ей позвонил Хитролюбов и сказал, что нужно приехать в Ленинский, так как её телефон они нашли. По её приезду Хитролюбов и Простодушкин вручили ей телефон «Самсунг», она поблагодарила их, и пошла себе дальше.

Мы попросили девушку показать возвращенный ей телефон. Она (хотя и не без некоторых заморочек) достала телефон, открыв заднюю крышку которого мы увидели IMEI. Он не совпадал с тем кодом, который по данным технического подразделения работал с «симкой» девушки» до даты похищения. Короче, это был не её телефон.

Аппарат мы, конечно же, у девушки изъяли. После этого поехали с Куротяпкиным по тем салонам сотовой связи, которые он посещал в тот злополучный день с операми. Из пяти салонов в трех, на наше счастье, присутствовало видеонаблюдение, записи с которого явно продемонстрировали, что Куротяпкин приходил просить кредит не один, а в компании двух крепких молодых людей. Причем даже по записям с камер было видно, что Куротяпкин в салонах вообще никаких диалогов с продавцами не вел. Самое главное, что запись имелась в том последнем салоне, где на Куротяпкина повесили кредит.

Попутно мы попросили в том салоне данные о IMEI-коде того телефона, который впарили Куротяпкину в кредит. Хорошо, что салон попался с нормальным ведением товарного учета, и код нам тут же предоставили. Как уже понятно, он соответствовал коду того телефона, который вернули девушке добрые опера.

Куротяпкина мы еще в первый день направили на судебно-медицинское освидетельствование, которое подтвердило, что на запястьях его рук имеются ссадины, характерные для применения наручников. Также мы съездили в техникум и побеседовали с работниками деканата, которые подтвердили факт выдергивания операми Куротяпкина с лекции.

После этого пришлось нагрянуть в Ленинский. Но поиски заявления, которое с месяц назад писала девушка, ни к чему не привели. Видеонаблюдение в райотделах в то время отсутствовало по причине тотальной нехватки бюджетных средств. В дежурке Ленинского все дружно заявили, что этой девушки с заявлением про телефон не помнят, так как заявителей было много (это соответствовало действительности), а времени прошло тоже много. Оперуполномоченные же Хитролюбов и Простодушкин сразу ушли в глухой отмороз и сказали, что впервые слышат за эту тему. Более того, даже посмеивались и намекали, что уголовный розыск – это сила, это хитрость, это ловкость и еще куча положительных человеческих качеств, и что «усбекам» их сроду не словить.

И тогда, и сейчас мне было очень жаль, что такие не самые умные представители нашей молодежи как-то умудряются попасть в такую уважаемую службу, как розыск. Но с самонадеянными операми не стали спорить (чтобы не тратить время и силы), получили с них объясняшки, а потом просто зарегистрировали материал и направили его в прокуратуру.

Было возбуждено уголовное дело, по ходу расследования которого Хитролюбов и Простодушкин резко переобулись, и стали говорить, что девушка на самом деле приходила к ним с заявой про телефон. Но они, чтобы не портить статистику раскрываемости преступлений, решили её заявление не регистрировать, а сразу найти вора и вернуть ей телефон, что и было ими сделано. Но никакого телефона «Нокия» они с Куротяпкина в кредит не трясли, он на них наговаривает.

Кстати, тот телефон и на самом деле как в воду канул, то есть в сети не регистрировался. Наиболее вероятным было предположение, что ушлые опера отнесли его к какому-то умельцу, который попросту перешил IMEI в этом телефоне. Главное, что на видео из салона было четко видно, что обе коробки с телефонами забирает Хитролюбов, и с ними выходи из салона. Ну и продавец в салоне подтвердил, что Куротяпкин в процессе приобретения телефонов не участвовал, вообще выглядел зашуганно и только назвал свои данные и подписал бумаги, а оба аппарата выбирал Хитролюбов, он же обсуждал с продавцом технические характеристики «Нокии», и он же забрал себе обе коробки.

Еще мы всерьез проверяли такую версию, что эта девушка была знакомой кого-то из оперов или их окружения. Что касается самих Хитролюбова и Простодушкина, то эта версия не подтвердилась, а отработать по полной программе всех их знакомых у нас тупо не хватило времени и сил.

В общем, после не слишком долгого расследования дело ушло в суд по статьям 285 и 286 УК РФ – злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий (если я правильно помню, даже как-то засомневался сейчас). Суд длился не сильно долго, и намерял Хитролюбову шесть, а Порстодушкину – пять лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Насколько мне известно, откинулись они по двум третям, и давно уже на воле. Еще я слышал, что Хитролюбов занялся каким-то бизнесом, якобы сначала дела у него шли неплохо, а сейчас как-то не очень, вроде бы он даже кого-то кинул с деньгами. Куда делся Простодушкин, я не знаю.

Вот такая история приключилась с двумя молодыми операми, которые решили помочь всем – и девушке, и статистике родного райотдела, ну и себя не забыть при этом.

§

Очередная правдивая история будет посвящена самому обычному, можно сказать рутинному случаю из практики подразделений собственной безопасности органов внутренних дел. В ней не будет ничего сенсационного, скорее – так, просто жизненная зарисовка.

Дело было в середине 2000-х годов, причем летом. К нам в ОСБ пришел заявитель, молодой парень что-то около двадцати трех лет от роду, который сообщил, что сотрудники милиции вымогают у него деньги. Про обстоятельства он поведал вот что:

Паренек этот (назовем его Денис) работал таксистом на своей старенькой автомашине ВАЗ-2106. Где за месяц до того, как придти к нам, он днем ехал куда-то на заявку (или по заявке, не суть важно), причем торопился. В процессе торопления он проезжал через железнодорожный переезд без шлагбаума, оборудованный только семафором. Семафор уже горел красным, и перед переездом скопилась небольшая очередь. Но поезда еще не было, и Денис лихо махнул по встречке, объехал пробку, миновал железнодорожные пути и выехал за переезд. Но там его уже ждали – в пробке на другом конце переезда стоял автомобиль ДПС, из которого при виде вылетающего через переезд Дениса выскочил инспектор и махнул полосатой палочкой. Денис остановился, его усадили в служебный автомобиль, где инспекторы стали составлять протокол об административном правонарушении. Денис знал, что за такой косяк ему светит лишение прав, а поскольку он был таксистом, то в таком случае его жизнь существенно усложнялась. Он начал уговаривать инспекторов не составлять протокол, умолял, и даже пытался пустить слезу. На это один из инспекторов сказал, что если у Дениса есть знакомые гаишники, то можно позвонить им, а там будет видно.

Мы уже сталкивались с такой моделью поведения. Дело в том, что как раз в тот период времени подразделения собственной безопасности активно практиковали такой метод выявления ДПС-ников-взяточников, как «Ловушка». Это когда на дорогу запускается гражданский автомобиль с полностью «заряженным» водителем, который при виде инспекторов ДПС допускает какое-нибудь нарушение ПДД (как правило, незначительное). Если инспектора его тормозят и начинают вымораживать взятку, то такой гражданин без проблем давал им деньги (которые, конечно, тоже были «заряженные»). Ну и после этого все, как обычно: «Стоять-бояться-руки из карманов-это ОСБ!», и далее по процедуре.

Ушлые ДПС-ники в нашем городе эту фишку давно прочухали, окончательно выключили совесть, но включили смекалку, и пришли к такому способу действий: если нарушитель хочет «зарешать» вопрос на месте, то ему предлагалось позвонить знакомому гаишнику (если такой имеется). Поскольку город у нас относительно небольшой, то знакомые гаишники были если не у всех, то у значительного числа нарушителей (особенно у тех, кто мог «выкупить» права реальными деньгами). После этого знакомый гаишник просил передать трубку ДПС-никам, которым говорил: «Пацаны, это Васькин со второй роты, с кем говорю?». ДПС-ник называл свою фамилию и спрашивал: «Что, хороший человек?». Знакомый гаишник говорил: «Да, очень хороший, моего шурина племянник двоюродный по первой жене, сколько?». ДПС-ник озвучивал: «Ну, раз хороший, тогда десять (тут в зависимости от нарушения)». После этого нарушитель отпускался, но потом отдавал необходимую сумму знакомому гаишнику, который уже передавал её непосредственно выявившему нарушение ДПС-нику.

Некоторые подумают: какая сложная схема для гаишников, они же тупые, только прямо в руки деньги брать и могут. Не знаю, не знаю… Схема вполне рабочая, и позволяет подстраховаться от некоторых мелких неприятностей, вроде задержания с поличным сотрудниками УСБ при получении взятки. К тому же она действовала только при серьезных нарушениях, за которые были предусмотрены недетские санкции, и когда можно было объявить нормальную сумму, а не 200 рублей, как «за ремень».

В общем, Денису такую схему и предложили. Он немного подумал и вспомнил, что не так давно гулял на свадьбе у брата, где познакомился с одним гаишником по фамилии Жмакин, с которым вместе пили водку и который дал свою визитку со словами: «Хороший ты пацан, веселый, вот тебе мой номер, звони, если что». Денис нашел визитку, позвонил Жмакину, напомнил о себе и сказал, что у него проблема. Жмакин попросил передать трубку ДПС-нику, о чем-то с ним быстро по телефону переговорил, после чего ДПС-ник отдал телефон Денису. Но сразу он его не отпустил, дописал начатый протокол, в котором указал, что Денис ехал не пристегнутый ремнем безопасности, за что вынес ему предупреждение.

Уехав с того места, Денис перезвонил Жмакину, чтобы сказать ему спасибо, но тот ответил, что «спасибо» будет много, а вот три тысячи рублей – в самый раз. При тогдашнем масштабе цен это были не самые маленькие деньги (как сейчас тысяч пятнадцать, наверное). Денис сказал, что у него прямо сейчас таких денег нет, но Жмакин щедро дал ему две недели сроку. На том и договорились.

Но за две недели Денис нужную сумму набрать не смог, так как у него ломалась его «шестерка», и он был вынужден вкладывать всё в ремонт. После этого ему несколько раз звонил Жмакин и сначала мягко, а потом более жестко задавал один вопрос: «Где бабло?». Денис «мазался», говорил, что сейчас с баблом «напряженка» и просил еще отсрочки. В итоге денег он так и не собрал, в связи с чем и пришел в ОСБ с заявлением.

Сейчас ищут техподдержку:  МТС Нижний Новгород: адреса офисов на карте, каталог товаров и акции

Затем под нашим контролем Денис позвонил Жмакину и выдал ему разработанную легенду о том, что буквально через день-два у него будет три тысячи рублей, которые он готов отдать для передачи ДПС-никам. Жмакин матерился, говорил, что ему самому эти деньги не нужны, а Денис подставляет его перед пацанами с первой роты, но согласился подождать еще один день.

На следующий день все прошло, как обычно. Опять же под нашим контролем Денис позвонил Жмакину и спросил, куда можно подъехать с деньгами. Жмакин «забил стрелу» в обеденное время у небольшого магазинчика, расположенного в частном секторе. В назначенное время Денис приехал к магазинчику на свой «шохе», подождал буквально пять минут, и затем на служебной машине и в форме туда прибыл Жмакин (с обеда ехал, видимо). Встретились, переговорили на улице несколько минут. Денис извинился за задержку и отдал деньги, а Жмакин еще раз повторил, что парни с первой роты его уже одолели, что ему «неудобняк» перед ними, и чтобы Денис больше так не делал, то есть вообще к гаишникам с такими проблемами не обращался, если денег нет. Весь разговор фиксировался негласной аудиозаписью. Затем они попрощались, Денис уехал как был по своим делам (на самом деле в нашу контору), а Жмакин остался с нами, у своей служебной машины, переписывать номера меченых купюр из своего кармана.

Потом мы долго и упорно кололи Жмакина, рисовали ему всякие радужные перспективы на тот случай, если он даст показания о тех ДПС-никах, которым предназначались деньги. Уже приехал следователь прокуратуры (в то время следственного комитета еще не было), который по материалам оперативно-розыскной деятельности тут же возбудил уголовное дело, и тоже присоединился к нам, обещая Жмакину всяческую «скащуху» при сотрудничестве. Потом приехал адвокат, который тоже спрашивал Жмакина, не лучше ли будет «вломить» тех ДПС-ников, а самому отскочить. Но Жмакин упорно все отрицал, и говорил, что никаких ДПС-ников он знать не знает, деньги он брал один.

Кстати, уголовное дело в отношении Жмакина было возбуждено по признакам такого преступления, как мошенничество, поскольку выходило, что он взял те деньги совсем не в связи с исполнением своих служебных обязанностей.

В итоге расследования доказательства на совершение Жмакиным мошенничества набрались, а вот на получение взятки ДПС-никами – нет. Сами ДПС-ники давали показания о том, что в тот день они составили на Дениса протокол «за ремень», и больше делов не знают – звонил он там кому, или не звонил. Опровергать это утверждение можно было только показаниями Дениса, поскольку сам факт звонка с его телефона на телефон Жмакина, зафиксированный оператором сотовой связи, не говорил вообще ни о чем. Точнее, скорее свидетельствовал о том, что Жмакин запросто мог совершить мошенничество – пообещать Денису «зарешать» проблему за деньги, хотя на самом деле ничего решить не мог. Понятно, что мы верили показаниям Дениса (какой смысл был ему врать, да и звучали они вполне правдоподобно), но одной нашей веры тут было явно недостаточно.

Так что уголовное дело по обвинению Жмакина в мошенничестве ушло в суд, где ему дали что-то условное. Из органов его, понятное дело, уволили по компрометирующим основаниям. Был ли ему какой-то профит от тех ДПС-ников, которых он не стал сдавать, а «загрузился в одну каску» – не знаю. Думаю, может адвоката они ему помогли оплатить, но не больше. Куда он потом делся и чем занимается сейчас, мне неизвестно.

§

Интригующее название, не правда ли? Из него у кого-то может сложиться ощущение, что сейчас я поведаю о том, как первый раз брал взятку. Вынужден вас разочаровать: взяток я не брал, но вот в силу служебных обязанностей с этими самыми взятками боролся, если можно так выразиться.

Вообще, пост навеян рассказами участкового @yustasoid (если кому интересна жизнь «органов» изнутри, кстати, почитайте, очень жизненно мужик излагает), а точнее одним комментарием к его посту (#comment_70518420).

Дело в том, что в силу некоторых обстоятельств, последние почти что пятнадцать лет я зарабатывал на жизнь тем, что проходил службу в подразделении собственной безопасности органов внутренних дел, проще говоря, в ОСБ.

Должен вам сказать, что в целом это достаточно паскудная работа: особых льгот и привилегий не дает, но почему-то все гражданские думают, что ты покрываешь «своих», или ловишь совсем уже мелких сошек, а милиционеры думают, что ты наоборот, получаешь какое-то удовольствие от того, что ловишь «своих», и, более того, подставляешь их по беспределу. Так что не фонтан по моральным ощущениям, но в целом работа интересная, на свежем воздухе и с людьми.

Так вот, узнавая, что я столько лет прослужил в ОСБ, большая часть моих знакомых говорят мне: «Ну ты-то точно теперь знаешь, что все менты – козлы». На это я всегда отвечаю так: наоборот, я убедился, что в милиции/полиции в основном служат обычные, нормальные люди, которым, конечно же, не чужды некоторые обычные человеческие слабости, но в целом честные и добросовестные. Поэтому всем тем, кто ждет сейчас массового полива «органов» веществом коричневатого цвета, дальше лучше не читать.

Итак, пятнадцать лет назад я пришел в службу собственной безопасности. Вышло так, что к тому моменту девяносто процентов личного состава службы обновилось, и я был одним из многих вновь пришедших. Время было смутное, термина «оборотней в погонах» еще не придумали, более того, служба собственной безопасности была достаточно беззубой и не особо известной в широких милицейских массах. Но ведь мы рождены, чтоб сказку сделать былью, не так ли? В общем, я и те парни, кто пришел в службу вместе со мной, решили всё в корне поменять. Первый случай представился довольно быстро.

По оперативным каналам с моим коллегой связался один из авторитетных представителей преступного мира (если кто-то думает, что менты и жулики никак в обычной жизни не взаимодействуют, то тот очень глубоко заблуждается). Авторитетный жульман сказал, что есть «тема» за ментов, и её изложит некий тип, который в реальности является главным у карманников нашего города. Была «забита стрела», и я с коллегой на нейтральной территории встретились со «старшим по карманам».

Он оказался внешне ничем не примечательным человеком, лет тридцати с небольшим, звали его Женя. Вообще, глядя на него, я бы в жизни не подумал, что он занимается этим ремеслом – обычный такой парень, никаких «партаков», правильная русская речь без мата, но с элементами «мурки», и всё такое прочее. Женя рассказал нам, что ихнее карманное сообщество совсем одолел некий опер уголовного розыска из отдела по борьбе с карманными кражами, некий Суслов. Этот Суслов вымораживал с карманников бабло по поводу и без повода. Женя возмущался, говорил, что «по понятиям» он готов делиться с ментами, но не в таком же количестве, в конце-то концов! Так что на лицо был конфликт интересов, что и надо было нашей службе. В частности, Женя поведал, что буквально позавчера опера с Пролетарского райотдела выхватили в городе с поличным одного из карманников в маршрутке, и сдали его в следствие с материалом. Так вот буквально через час в Пролетарку прилетел тот самый Суслов, который попросил встречи с захваченным в плен карманником наедине. Там он сказал карманнику (назовем его Петя), что за пятьдесят тысяч рублей (это в переводе на нынешние деньги, если что), он возьмется порешать вопрос, и на СИЗО Петя не заедет. Петя согласился, буквально через час его нагнали из райотдела под подписку о невыезде, и они с Сусловым поехали в ломбард, где Петя заложил свой музыкальный центр, телевизор и золотое кольцо за тридцать тысяч рублей, которые там же отдал Суслову. Но тому было мало, он требовал в три дня отдать ему оставшиеся двадцать тысяч. Женя, видимо, очень хорошо знал милицейскую кухню, потому как объяснил, что явно вопрос порешал не Суслов, а просто следак решил того самого Петю на СИЗО не закрывать, поскольку тот ранее не судимый и всё в таком духе.

Так что, по словам Жени, карманник Петя был готов пойти на встречу с Сусловым под нашим контролем. Конечно же, мы пошли навстречу, и опять же на нейтральной территории встретились с Петей. Петя выглядел обычным прыщеватым и дрищеватым подростком, лет ему было около двадцати. Он уже в подробностях рассказал об общении с Сусловым, и объяснил, что двадцать тысяч он должен будет отдать завтра, в два часа дня, на остановке «Центральный рынок» у аптеки, там Суслов будет его ждать.

Мы пробили за этого Суслова: бывший омоновец, четыре командировки на Северный Кавказ в первую и во вторую кампанию, два ранения, орден Мужества, медаль «За отвагу», и куча сопутствующего «железа». Одним словом – герой. Заочно закончил какую-то милицейскую «вышку», получил первое офицерское звание и из ОМОНа перевелся в уголовный розыск. Но герой- не герой, а бабло, походу, он вымораживал реально, поэтому было принято решение провести оперативно-розыскное мероприятия «оперативный эксперимент», и «принимать» этого Суслова с поличным.

Родина в то время щедро снабдила нас оперативной техникой в виде кассетного диктофона «Olympus Pearlcorder» и батарейками к нему. Вот такой диктофон, а также меченые деньги в сумме двадцать тысяч рублей мы вручили на следующий день Пете где-то в час дня, и в полвторого отправили его для пущей достоверности и конспирации на обычном автобусе к месту «стрелки» – на остановку «Центральный рынок». Сами же выдвинулись туда на автомобилях (причем основная масса еще раньше). Было нас шестеро, расположились мы в разных местах оживленной в тот очень теплый апрельский день остановки, вокруг которой имелись многочисленные магазинчики, в том числе и интересующая нас аптека.

Лично я стоял практически у самой аптеки, метрах в десяти от входа, с двумя понятыми – девчонками-первокурсницами с местного юрфака, которых пригласили буквально в тот же день, не объясняя сущности проводимого мероприятия. По легенде я должен был вообще не вызывать никаких подозрений – ну стоит кто-то с девчонками, что тут такого? Однако, расположившись на местности, я понял, что выглядит наша легенда достаточно фальшиво: стоит мужик тридцати с большим хвостиком лет, в костюме и галстуке, и активно прибалтывает двух малолеток в коротких юбчонках (чтобы придать этой сцене естественности, я вынужден был травить девчонкам всякие байки из своей жизни, отчего они заинтересованно смотрели на меня и периодически смеялись). Этакий педофил на охоте, блин… Но что-то менять было уже поздно, поэтому пришлось отрабатывать легенду до конца.

Между тем наступило два часа, пять минут третьего, десять, уже к входу в аптеку подошел Суслов (я узнал его по фотографии), а нашего заряженного диктофоном и меченым баблом Пети всё еще не было. Я уже начал волноваться (и видел, как мои опера, стоявшие в разных местах, тоже волнуются), как с подошедшего к остановке автобуса вышел Петя. Он подошел к аптеке, поздоровался с Сусловым и начал о чем-то с ним разговаривать. По идее, слишком долгого разговора между ними не должно было быть, но Петя минуты три что-то упорно втирал Суслову, в ответ он кивал головой и соглашался. Потом Петя вынул из кармана бабло и передал его Суслову. Тот взял деньги в правую руку, а руку, в свою очередь, опустил в правый же карман брюк и держал там. После этого они распрощались, Петя пошел в сторону остановки, а Суслов – в противоположную.

«Всё, захват!» – кивнул я своим операм, и, достаточно бесцеремонно подхватив девчонок под ручки, повлек их вслед уходящему Суслову со словами: «Сейчас смотрите внимательно и всё запоминайте!». Навстречу Суслову уже приближались два наших сотрудника (один из которых держал в руках видеокамеру формата VHS-C – последнее достижение техники, которое мы взяли взаймы в УБЭПе), и тут Суслов, видимо, понял всё. Он извлек правую руку из кармана и одним движением веером вышвырнул на воздух деньги, которые держал в руке. Произошла некоторая непонятка, но я сообразил, что всё преодолимо, и крикнул своим: «Принимайте!», а сам с девчонками бросился собирать по улице купюры. Кстати, это удалось нам достаточно быстро, далеко деньги не успели разлететься. В это время трое моих коллег уже крепко держали Суслова, замкнув на нем наручники спереди (он хоть и был здоровый лосяра, но наши ребята были только чуть помельче), и мы повели его к стоявшей в стороне нашей оперативной машине.

Суслова посадили на заднее сиденье, где я стал задавать ему вопросы: «Что это за деньги, от кого вы их получили, и за что?», всё это фиксировал на видео наш опер. Суслов поначалу отмораживался, говорил, что не знает никаких денег, это всё провокация и так далее. На это я ответил ему только тем, что на видео всё снято, и как он брал деньги, и как выбрасывал. Суслов помолчал немного, а потом завыл. Если честно, лично я такой реакции вообще не ожидал. Здоровый мужик сидел на заднем сиденье нашей красной «шестерки» и выл в голосину: «Пацаны, не губите! Не губите, пацаны, дайте мне уволиться по собственному! Пацаны, у меня ипотека, жена, ребятишек двое маленьких! Я кровь проливал по честному, у меня награды есть! Не губите, пацаны!».

Не скрою, что тут я впал в некоторое замешательство. Оглядел своих: они стояли вокруг машины, уставившись в землю, и молчали. Девчонки-понятые были просто в шоке. Вокруг нас начала собираться толпа. Я понял, что надо что-то делать, и, как старший по должности, дал команду: «В контору его, а второй ходкой вернетесь за мной и понятыми». Трое наших оперов сели в «шестерку», и она погнала в сторону нашего отдела.

Я приехал в отдел позже, и там первым делом поговорил с Петей. Оказалось, что он опоздал на «стрелку» не просто так: в автобусе ему встретился другой опер из отдела по борьбе с карманными кражами, некий Сидоров. Этот Сидоров, увидев Петю, подошел к нему и сказал, что ему срочно нужно денег, потому что душа просит пива, а пить на свои он не привык. Петя пытался отмазаться, но в итоге дал Сидорову пятьсот рублей из тех денег, которые мы ему вручали. Вот именно это он и втирал Суслову на «стрелке»: что денег не двадцать тысяч, а девятнадцать пятьсот, и что пятьсот взял Сидоров. Всё это было записано на диктофон.

В итоге мы подняли дежурного следователя прокуратуры, оформили материал, и в отношении Суслова было возбуждено уголовное дело. Правда, не по факту получения взятки, а по факту мошенничества (он брал у Пети деньги за то, что от него, в сущности, не зависело). Конечно же, его уволили из органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции. Сидорова же просто уволили, но делу не возбудили (прокуратура посчитала, что доказательств маловато).

Суслову дали три года условно – учли его прошлые заслуги. А ко мне приехал Женя – «старший по карманам», и попросил фотографию моей жены. На мой недоуменный вопрос: «Зачем?», он ответил, что покажет фото своим, чтобы они при случае не ошиблись, и не вставили сумочку жены такого уважаемого человека. Понятно почему, но фото жены я ему не дал.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставьте комментарий

Adblock
detector